Прогулка по кладбищу открыла историю севастопольской династии мраморщиков ХIХ века

12.02.2021, 19:07

Старое городское кладбище – одно из самых первых в Севастополе. Возникло оно сразу после основания города. Можно представить, как много представителей выдающихся севастопольских семей здесь покоятся. Историю одной из таких совершенно случайно обнаружила жительница современного Севастополя – Ольга Кочетова.

Ольга Кочетова:

«Я переехала в Севастополь около 3 лет назад. Но я достаточно любознательный человек, и меня очень сильно привлекает прошлое тех мест, куда я попадаю. Севастополь в этом плане абсолютно неисчерпаем. Это потрясающий город с удивительной историей. Но ходить по тем местам, которые уже всем известны – это, конечно, выигрышно, но это не даёт полного погружения в историю города. Можно сходить в музей, можно сходить ещё куда-то, а можно сходить на кладбище.

Старое городское кладбище под Рудольфовой горой – одно из тех мест, которые появились едва ли не параллельно рождению самого города. Поэтому, конечно, я сюда пришла – я здесь уже где-то раз пятый. Мы с компаньоном всё это обходили, рассматривали. И с чего началась эта история… Мы уже часа три здесь блуждали и шли на выход. И проходя мимо этого склепа, который довольно цельно сохранился на фоне тех, что здесь имеются, мы как-то заинтересовались сначала им, а потом подняли голову и увидели, что стоит мраморный постамент, на котором стоит мужская фигура в древней римской тоге. Соответственно, у любого человека сразу возникает вопрос: как-то не соотносятся Севастополь, римляне, Италия. Ну, мы люди любознательные, как я уже говорила – разумеется, мы полезли посмотреть, что это такое. Увидели, что это постамент и надгробие Иосифа Иосифовича Сеппи и с другой стороны – Ричарда Иосифовича Сеппи (судя по датировке, это его сын).

Я пришла домой и первое, что начала делать – погуглила. Где-то на 5-6 странице поиска обнаружила сообщение на одном из местных форумов, где, как я поняла, родственница ищет своего пра-пра-прадеда Иосифа Иосифовича Сеппи. Я наугад решила написать ей – а вдруг. Правда, сообщение было 2009 года. Ну, я думаю: попробую напишу. Буквально двумя строчками ограничилась о том, что была на кладбище, наткнулась на надгробие, могу детальнее рассказать и сбросить фотографии. Ответ пришёл на удивление стремительно – через полторы минуты после того, как я отправила письмо. Ответ пришёл уже на мою электронку, и в адресной строке отправителя была надпись на иеврите – было понятно, что человек находится в Израиле. Собственно, вот так мы и познакомились с Верой, начали взаимообмен производить, потому что у неё тоже достаточно широкий массив информации».

Получить ответ на своё сообщение спустя 11 лет было для Веры настоящим сюрпризом. Тем более, что из этого письма сразу стало понятно: предстоит открыть немало тайн. Практически всё, что девушка знала о своих предках – что дед её бабушки были довольно известным итальянским мастером по мрамору, который долгое время жил и работал в Крыму.

Вера Ольшански, пра-правнучка Иосифа Сеппи:

«Ольга мне написала, что, гуляя по городскому кладбищу, они набрели на фамильный склеп. О его существовании я вообще не знала. Оттуда же я узнала год рождения прадеда – он там был выгравирован. Сейчас я узнаю такие пласты в истории нашей семьи, что я даже не ожидала. Если соотнести рассказы, которые были в семье, и с тем, что есть сейчас… Очень много нового. Я так понимаю, что семья хранила немало тайн».

Чем больше новой информации появлялось, тем больше возникало вопросов. Просто забыть о случайной находке на Старом городском кладбище Ольга уже не могла. Тем более, что Иосиф Сеппи оказался не рядовым жителем города, а популярным мастером по мрамору. Работы его авторства можно найти не только в Севастополе, но и за пределами города.

Ольга Кочетова:

«Я узнала о том, что Иосиф Иосифович Сеппи был одним из авторов памятника Владимирскому солдату – это в Вилино. После Альминского сражения был установлен памятник Владимирскому полку на средства, который перечислил Александр II: 1000 рублей – достаточно серьёзная сумма. Памятник этот изготовили мастер Сеппи и мастер Баскерини.

Я там была недавно. Это была очень такая, подарочная история для меня. Я очень давно хотела туда попасть – именно туда, где находится работа конкретного мастера, конкретного человека. Где не надо искать ничего, а ты уже точно знаешь, что ты приедешь, и это тот самый памятник, который сделал Иосиф Сеппи.

Там тоже очень интересная история. Этот памятник состоит из двух частей: там постамент из каррарского мрамора совершенно удивительного качества, который был доставлен из Италии, и сверху была фигура владимирского солдата-пехотинца. Она уникальна тем, что это первый для императорской России того времени памятник рядовому солдату в полный рост. Она была сделана из такого же мрамора, но к сожалению, в 1952 году саму фигуру сбили и её восстановлением занимались уже жители посёлка Вилино, два человека. Они там, конечно, отошли от первоначального эскиза. Изначально этот солдат был интересен именно своей позой. Владимирский полк трижды ходил в атаку, который трижды отбрасывал англичан, и у памятника была такая атакующая, динамичная композиция. Сейчас же солдат там просто стоит и держит винтовку».

Тем не менее, постамент – часть, над которой работал Иосиф Сеппи – сохранился в полном объёме. Более известный для севастопольцев объект работы мастера – Владимирский собор в Херсонесе. В 1888 году Иосиф Сеппи вошёл в комиссию по созданию убранства храма.

протоиерей Стефан Сломчинский, помощник благочинного Севастопольского округа:

«В эту комиссию были приглашены архитектор Чагин, который должен был возглавить убранство всего верхнего храма – его было видение прежде всего. На росписи храма, особенно персонажные росписи был приглашён академик Алексей Корзухин. На мраморные работы были приглашены Иосиф Сеппи и братья Баскарини, поскольку это была итальянские мастера, которые всегда славились своей работой по мрамору.

Сложность была в том, что мрамор – это такой пористый материал, и далеко не в каждой стране от присутствует. Здесь для того, чтобы выполнить мраморную отделку, приходилось заказывать мрамор, в том числе, из Италии. Мрамор здесь используется не только белый или с серым оттенком, но и других тёмных тонов».

Основной результат работы Иосифа Сеппи – мраморный иконостас, который украсил верхний храм собора. Кроме того, мастер выполнил мозаичное убранство полов на обоих этажах святилища. Их решили выполнить в технике, схожей с той, что использовали во времена Древнего Херсонеса – к тому времени уже было найден значительное количество фрагментов этой мозаики. Даже материалы подобрали схожие. К сожалению, большинство из этих культурных ценностей были безвозвратно утеряны в последующие годы.

протоиерей Стефан Сломчинский, помощник благочинного Севастопольского округа:

«С приходом советской власти вообще отношение к церкви было особенное. Всем из истории известно о начавшихся впоследствии гонениях. Херсонесский монастырь был знаковым, духовным центром, поэтому здесь было приложена масса усилий, чтобы здесь прекратилось богослужение и монашеская жизнь, в целом.

Владимирский собор, по крайней мере верхняя его часть, был использован как лапидарий. Поэтому здесь всё, что можно было демонтировать – демонтировалось. Тем не менее, иконостас как таковой, мраморная часть его, была сохранена просто как преграда, некая стенка. А иконы были убраны. И так он простоял практически до войны».

А вот события Великой Отечественной войны работа Иосифа Сеппи не пережила. В результате прямого попадания снаряда в собор был полностью разрушен его купол и перекрытие между этажами. Иконостас и большая часть мозаичных полов были уничтожены, а позже восстановлены по эскизам итальянских мастеров. Сохранными остались мозаики на первом этаже и небольшой кусочек – на втором.

протоиерей Стефан Сломчинский, помощник благочинного Севастопольского округа:

«После войны частенько использовали все пригодные строительные материалы для строительства Севастополя. И собор, в том числе, не был исключением. Все наиболее ценные материалы брали и строили наши учреждения, наши городские здания. В частности, цоколь Владимирского собора находится на площади Нахимова перед нашим Правительством. Не исключено, что там же находятся и остатки мраморного иконостаса».

Наверняка, в Севастополе находится ещё не одна работа мастера – менее известные мраморные памятники или надгробия, данные о которых не сохранились в летописи города.

Вера Ольшански, пра-правнучка Иосифа Сеппи:

«Бабушка рассказывала, что на севастопольском кладбище есть очень много памятников и надгробий, сделанных её дедом. И говорила, что во время Второй мировой войны они пострадали от обстрелов и что сохранилось, видимо, очень мало».

На одном из мраморных памятников на Старом городском кладбище можно найти клеймо мастерской Сеппи. Однако если взять во внимание годы его создания, становится понятно, что автор уже не Иосиф Спеппи, а его сын – Ричард. Именно он продолжил семейное дело. Более известная работа молодого мастера по мрамору находится на севастопольском Кладбище коммунаров.

Ольга Кочетова:

«Старший сын Иосифа Сеппи – Ричард Сеппи – продолжил дело своего отца. Он тоже стал мраморщиком севастопольским. У него была своя мастерская, и он также отметился некими знаковыми памятниками для Севастополя. Например, памятник героям-очаковцам – это работа мастерской Ричарда Сеппи. Нижняя часть уцелела, она родная – та, что была изготовлена в начале 30-х годов. А вот верхняя часть тоже уже прошла замену и немного видоизменилась.

Вообще, Ричард Сеппи тоже уникальный человек. Меня его фигура тоже очень сильно заинтересовала. Потому что он пережил репрессию – был в 1931 году репрессирован и сослан в Сибирь на 5 лет. Репрессирован по привычной статье: антисоветчина, антисоветская пропаганда и, по-моему, некий саботаж работ. Ричард Сеппи – это та фигура, которая вызывает очень много вопросов, потому что почему-то семья очень мало о нём знает. Фактически от меня семья и узнала о его существовании. О том, что была вторая гравировка на надгробии тоже не было известно семье».

Ричард Сеппи – единственный, кто был захоронен в склепе вместе с отцом. А ведь помимо него в семье были еще пятеро детей: два мальчика и три девочки. Судя по историческим записям, жили Сеппи в самом центре Севастополя, несколько раз переезжая. Одним из наиболее знаковых адресов стал дом по адресу: улица Ленина, 42. В нём долгое время не только проживала семья, но и находилась мастерская. Сейчас дом заброшен, входы в него закрыты.

Ольга Кочетова:

«Основной источник этой информации – это книга «Незабытый Севастополь. Часть II», написанная Евгением Чверткиным, который, как известно, исследовал все дома в центре Севастополя и не только. Евгений Чверткин в своей книге отмечает, что в этом доме проживает семья Иосифа Иосифовича Сеппи-старшего и была его мраморная мастерская. Дом сейчас в достаточно запущенном состоянии. Попытки попасть в него не увенчались успехом.

Насколько известно, сохранился фундамент и цокольный этаж там очень глубокий, в котором, скорее всего, и располагалась мастерская. После войны он восстанавливался. По величине он достаточно маленький сейчас. Понятно, что достаточно состоятельный человек не мог проживать в таком маленьком помещении. Скорее всего, он занимал достаточно большую площадь, которая располагается под Петропавловским собором. Здесь они проживали и производили свои мраморные изделия.

Семья была большая. Причём она разрасталась по мере наших поисков. Изначально было понятно, что был Ричард – гравировка о нём находится на могиле. Был Иосиф-младший, с потомком которого я на связи и нахожусь – Верой. Были две дочери: Каролина и Мария, информация о которых и фотографии были у Веры. Затем путём поисков обнаружили, что была ещё сестра Елизавета, которая в 1929 году уехала в Аргентину со своим сыном. И дальше мы обнаруживаем, что был ещё брат – Александр Сеппи. И в итоге у нас получается шестеро детей: три сына и три дочери. Семья очень большая. Причём интересны не только персоналии самой семьи, но и смежные персоналии».

Так, Каролина была Карпушевой по мужу. Карпушев Александр Васильевич – прапорщик императорской армии. Мы это выяснили путём консультаций на форуме, в Facebook, других соцсетях. Я безумно благодарна людям, которые мне помогали, потому что они смогли восстановить по кокардам, нашивкам, пуговицам на фото. Мы обнаружили, что это прапорщик, который, не могу, правда, со стопроцентной уверенностью говорить, был адъютантом начальника севастопольской контрразведки. Он был репрессирован и погиб в революционном Севастополе».

Новые сведения о членах семьи Сеппи появляются постоянно. Ольга и Вера не прекращают своё исследование, надеясь найти все ответы на волнующие вопросы.

Вера Ольшански, пра-правнучка Иосифа Сеппи:

«У меня сейчас первый маршрут, когда закончится вся эта история с пандемией и ковидом – это Севастополь. Потому что я не думала, что смогу испытывать такие чувства – волнение».

В детстве Вера регулярно приезжала в Крым с бабушкой и дедушкой. Последняя поездка в Севастополь была около 40 лет назад. Теперь она с нетерпением ждёт момента, когда сможет вновь посетить город и места, ставшие такими значимыми для её предков, а теперь – и для неё самой.

Чтобы раскрыть эту историю, Ольге понадобился ни один месяц кропотливой работы и поисков. В части военной истории в Севастополе постоянно проводят исследования, создают научные труды и пишут книги о выдающихся событиях и персоналиях. А вот судьбы гражданских севастопольцев, сыгравших не последнюю роль в становлении города, остаются малоизвестными. Причина – в безвозвратно утерянных в годы Великой Отечественной войны архивах. Собственные документы и фото во многих семьях также пропали в неспокойные времена революций и сражений, которых в истории Севастополя немало.

Ольга Малиновская, директор Севастопольского городского национально-культурного центра:

«Отрадно, что даже это не останавливает энтузиастов, которые продолжают интереснейшие исследования, изучают литературу и другие открытые источники. Причём интерес этот существует и у молодого поколения. Это наглядно показывают те тематические экскурсии, которые мы периодически проводим по старому городскому кладбищу. Я очень надеюсь, что справочник, посвящённый захоронениям этого старейшего некрополя Севастополя поможет таким вот исследователям искать информацию о простых жителях нашего города»

По мнению историков, в Севастополе просто необходим Музей гражданской и этнографической истории, сотрудники которого занимались бы исследованиями и структурированием данных о простых севастопольцах и мирных страницах в летописи нашего города. Возможно, это позволило бы сотням жителей современного Севастополя узнать неизвестные ранее подробности прошлого и разгадать тайны собственных семей.

София Драговоз, Денис Александрович, «Севинформбюро»

2021-02-12T19:07:00
Прогулка по кладбищу открыла историю севастопольской династии мраморщиков ХIХ века
Прогулка по кладбищу открыла историю севастопольской династии мраморщиков ХIХ века
Комментарии
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти через одну из социальных сетей:
Или войдите, используя e-mail:
Другие материалы об этом
В Севастополе рассказали, на что пойдут выделенные кабмином 2 млрд рублей
30.07.2021, 20:32
Выделенные Правительством России Севастополю 2 миллиарда рублей потратят для ускорения строительства объектов городской инфраструктуры
Владимир Немцев пообещал решить проблему освещения во дворах на улице Комбрига Потапова
30.07.2021, 18:23
Во всех дворах по улице Комбрига Потапова появится наружное освещение – таковы итоги встречи спикера севастопольского парламента Владимира Немцева с жителями 5-го микрорайона
Севастопольский тубдиспансер полностью отремонтируют к концу 2022 года
30.07.2021, 17:45
В этом году на обновление здания выделили 171 миллион рублей, общая сумма затрат на два этапа составит около полумиллиарда
Нахимовский район тонет в мусоре из-за плохой работы регионального оператора
30.07.2021, 16:14
Нахимовский район тонет в мусоре из-за плохой работы регионального оператора ООО «Благоустройство города «Севастополь»
Аварийную подпорную стену на улице Дроздова уже на следующей неделе обследуют специалисты
30.07.2021, 15:02
Напомним, жители дома на центральном холме заволновались, когда увидели, что из подпорной стены в их дворе начали высыпаться огромные валуны
В Севастополе за сутки коронавирусом заболели 165 человек
30.07.2021, 12:03
Шесть человек в возрасте от 75 до 83 лет умерли