Они стали подпольщиками по велению сердца

06.05.2019, 11:50

Несмотря на то, что немцам после тяжелейших боев и с громадными потерями все-таки удалось оккупировать Крым и Севастополь, привести к покорности наших людей не помог никакой террор. В крымских лесах действовали около 30 партизанских отрядов. В городах и селах полуострова уже в начале 1943 года вели борьбу 106 подпольных групп и организаций, в их рядах насчитывалось 1340 патриотов. Это при том, что плотность оккупационных войск в Крыму была самой высокой на всей территории СССР, попавшей под немцев.

Организация подполья в Севастополе

У советского командования в 1942 году не было планов сдавать Севастополь, был приказ оборонять его до последней возможности. Но обстоятельства складывались так, что непременно надо было думать о том, что делать, если все-таки враг овладеет городом. Поэтому ещё в дни обороны Севастополя городской комитет ВКП (б) отобрал для подпольной работы около 40 партийных, хозяйственных и комсомольских работников, которым предстояло остаться в оккупированном городе и развернуть борьбу против немцев.

Были намечены конспиративные квартиры, явочные адреса и пароли. Но, к сожалению, это подполье, которое имело бы связь с Большой землей, не состоялось. Причин несколько, всё объяснимо. Часть подготовленных людей погибла от бомбежек и в уличных боях в июне 1942 года. Часть была расстреляна гитлеровцами в первые дни оккупации. Другим в силу сложившихся обстоятельств пришлось эвакуироваться на Большую землю.

Давайте немного пофантазируем. Представьте, что Вы были оставлены для подпольной работы. Вам были даны четкие инструкции. Легализоваться, втереться в доверие к гитлеровцам, пойти к ним на службу, сидя в погребе ведь невозможно с ними бороться. А подпольщики – это не партизаны в лесу с оружием в руках. Подпольщик должен слиться с окружающей обстановкой, не вызывать никаких подозрений у новых хозяев города. Он может стать полицаем, и такое было сплошь и рядом. Он может заискивать перед немцами, у подпольщиков особые методы работы. То есть внешне подпольщик может для других выглядеть предателем, немецким прихлебателем, его могут ненавидеть соседи, вчерашние друзья. Каждый способен выдержать такой прессинг, каждому под силу такие методы борьбы?

Так сложилось, что у севастопольских подпольщиков не было ни связи с Большой землей, ни руководства со стороны Центра. Но в городе нашлось немало истинных патриотов, которые внешне, формально подчинились «новому режиму», но в душе они не покорились и в меру своих возможностей стремились оказывать сопротивление врагу.

Экспозиционный зал музея севастопольского подполья. Это только часть фотографий простых советских людей, которые встали на борьбу с оккупантами.
В конце 1942 года в Севастополе начали действовать несколько разрозненных патриотических групп. В основном они организовывали побеги советских военнопленных из лагерей, переправляли их в лес или обеспечивали документами и устраивали на работу в Севастополе. Если вы придете в дом-музей севастопольского коммунистического подполья, в экспозиционном зале вас поразит обилие фотографий простых советских людей, которые не смирились с новыми порядками, с унижением Родины, которые не просто верили, а точно знали: день освобождения придет неизбежно. Светлые лица обычных людей, они именно светлые, это сразу бросается в глаза. Я расскажу о некоторых из них.

От многих подпольщиков остались только имена и их подвиги…

Истории героев-подпольщиков

Анна Григорьевна Еременко, родилась в 1909 году, следовательно в 1943 г. ей было 34 года. Она работала официанткой в тресте столовых и ресторанов. Её дом находился на улице Восставших, под ним проходили галереи подземно-минной войны 1854-55 гг. В этих галереях было устроено укрытие, в котором Анна Григорьевна с риском для жизни с первых дней оккупации укрывала бежавших из лагеря «Лазарет» военнопленных (я уже рассказывала, это здание на площади Восставших, бывшая городская тюрьма, сегодня очередной торговый центр). В феврале-апреле 1944 г. в галереях под домом Еременко одновременно укрывались семь военнопленных. Анна Григорьевна ходила по лезвию ножа, но скажите, такой женщине нужны были руководители на Большой земле? Она и сама сделала всё, от неё зависевшее.

Михаил Фетисов во время обороны сражался на Малаховом кургане, в районе Херсонесского маяка, на 35-й батарее. 8 июля 1942 г. (т. е. уже после окончания обороны города) на мысе Херсонес был контужен, попал в плен, через три месяца бежал из лагеря для военнопленных на Северной стороне.

Несколько месяцев он скрывался на конспиративных квартирах, то есть его прятали обычные севастопольцы, рискуя быть расстрелянными вместе с ним. Потом активно включился в подпольную работу: собирал разведданные о немцах, составил план расположения немецких укреплений, фиксировал движение немецкого транспорта, собирал оружие и боеприпасы, распространял листовки, помогал военнопленным бежать из лагерей. В феврале 1944 г. вместе с другими подпольщиками был переправлен в лес для установления связи с партизанами. Сражался в партизанском отряде, в рядах действующей армии освобождал Румынию и Болгарию.

Федор Иванович Большеченко, фельдшер инженерного батальона береговой обороны Севастополя. В июле 1942 г. попал в плен. Но вскоре в городе начался тиф, для борьбы с этой болезнью немцы открыли больницу для местного населения и выпустили из лагерей 80 пленных медработников. Федор Иванович работал в амбулатории на Северной стороне, помогал бежать военнопленным из лагеря, снабжал их надежными документами. В марте 1944 г. в городе проходили массовые аресты. Должен быть арестован и Федор Большеченко. Он прятался в подвале дома Анзенковых на улице 1-й Бастионной. Услышав, что пришедшие за ним жандармы избивают хозяев дома, он вышел из укрытия и сказал: «Я здесь посторонний...». Во время пыток ему вырезали на спине звезду, загоняли под ногти иголки. Федор Иванович не выдал никого, он был расстрелян в апреле 1944 года в Юхариной балке.

Я хочу обратить внимание читателей, что основные расправы над подпольщиками в Севастополе проходили в апреле 1944 года. А Севастополь освободили 9 мая 1944 г., ровно за год до Великой Победы! Что же тогда случилось в городе? Об этом рассказ впереди.

В апреле 1944 г. был расстрелян и Владимир Пьеро. С августа 1942 г. он начальник участка полиции Севастополя. Вот тот самый случай, патриот вынужден служит в немецкой полиции.

Близко знавшие Владимира, говорили, что он был мягким, отзывчивым человеком, старался помочь всем, кто нуждался в его помощи. Но он умел быть и решительным, и бесстрашным. Снабжал документами бежавших из лагерей военнопленных, переправлял их в лес. Когда в феврале 1944 г. наконец удалось установить связь с партизанами Крыма, он передавал им рыбу, яблоки, сообщал подпольщикам ночные пароли, переправлял через бухту в центр города и на Корабельную сторону оружие для нужд подполья. Работа в полиции давала Владимиру Пьеро много возможностей! В начале апреля 1944 г. он был схвачен гитлеровцами. Жители Северной стороны собрали 15 тысяч рублей, чтобы выкупить его из застенков. Средняя зарплата тогда была 250-300 рублей, 15 тысяч – это большая сумма, значит, много людей пытались спасти Владимира. Но после недели пыток он был расстрелян…

Немец по национальности Кондрат Фок тоже пошел служить в полицию, стал начальником паспортного стола. Зачем он это сделал? Он выдавал фиктивные справки, обеспечивал людей документами, тем самым спасал их от угона в Германию и расстрела. 

Вот что рассказала жительница Севастополя Сливенко. «У меня в сарае по заданию Фока военнопленные вырыли яму. В конце августа 1943 г. ко мне в дом принесли водки, закуску, велели накрывать на стол. Через 10 минут пришел Фок вместе с начальником полиции Корабельной стороны Леонтьевым. Я пригласила их в комнату, где был накрыт стол. Во дворе у меня были двое бежавших из лагеря военнопленных. Когда Фок и Леонтьев вошли в комнату, я вышла якобы переодеться, в это время вошли военнопленные и тут же задавили Леонтьева. Труп закопали в заранее подготовленную яму и засыпали её птичьим пометом». К сожалению, после этого Кондрат Фок был арестован и расстрелян в Инкерманских штольнях.

Подпольную работу в конце 1942 г. проводили работники больниц и поликлиник, врачи и медсестры санэпидемстанции, жители Балаклавы, окрестных сел. И ещё раз обращаю ваше внимание: эти люди действовали по самому строгому приказу – приказу своего собственного сердца. Заранее организованное подполье в Севастополе не состоялось. Но подпольная работа развернулась сразу же после начала оккупации, несмотря на жесточайший террор сломить свободолюбивый характер советского человека немцам не удалось. Наиболее многочисленными и боеспособными были три подпольные группы, потом они объединились в одну организацию. Одна группа действовала в мастерских Военного морского порта, другая в лагере военнопленных в Лазаревских казармах. Третьей была Коммунистическая подпольная организация в тылу у немцев (сокращенно КПОВТН), которой руководил Василий Ревякин. Но об этом рассказ впереди.

Продолжение следует.
2019-05-06T11:50:00
Они стали подпольщиками по велению сердца
Они стали подпольщиками по велению сердца
Комментарии
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти через одну из социальных сетей:
Или войдите, используя e-mail:
Другие материалы об этом
Крым инициирует переговоры с Украиной по пропуску вод Днепра
12.08.2019, 19:28
Крымское правительство попросит руководство России начать переговоры с Киевом по поводу пропуска на территорию полуострова вод реки Днепр
Американцы призвали Москву отказаться от признания независимости Абхазии
09.08.2019, 11:17
Также США призвали отказаться от признания независимости Южной Осетии
Коломойский рассказал о «хиханьках да хаханьках» в переписке с Зеленским
06.08.2019, 17:59
Бизнесмен добавил, что сейчас общается с лидером страны редко, поскольку у того много дел
Все заканчивается: в Госдуме предрекли конец НАТО
06.08.2019, 17:15
Для сохранения организации ее руководство пытается придумать мифические угрозы, которые якобы исходят от России