Как современный подход к благоустройству убивает берег моря

29.05.2019, 19:30

Проблем природопользования, вытекающих из крайнего непрофессионализма «осваивающих» государственные средства организаций, на сегодняшний день масса. Все они исходят от бесхозяйственности, считает собеседник НТС.

«Нет хозяина. При подготовке и реализации проектов в береговой зоне ни с кем не советуются и не хотят советоваться. Научные организации фактически отстранены не только от принятия решений по важнейшим вопросам, но даже от консультаций», - рассуждает доктор географических наук, ведущий научный сотрудник отдела гидрофизики шельфа Морского гидрофизического института Российской академии наук (РАН) Юрий Горячкин.

Он считает, что при этом сегодня многими переоценена роль Госэкспертизы. Ею пытаются подменить понятие научного сопровождения проекта.

«Госэкспертиза проверяет только формальную сторону проектов и результатов изысканий, а не их смысловое содержание. И не потому, что они такие плохие, а потому что это не входит в их функцию. Дословно по законодательству: «Предметом государственной экспертизы является оценка их соответствия требованиям технических регламентов». Это как проверка орфографии в сочинении, проверяется правильность написания слов, а что в самом сочинении – уже другой вопрос», - считает Горячкин.

Бесконтрольные проекты

Получается, что по существу проекты никто не проверяет. А потом, на основе откровенно плохих работ выполняется строительство, не соответствующее ни качеству, ни простому здравому смыслу. В случае с работами, которые связаны с природопользованием, такой подход грозит еще и долгосрочными экологическими проблемами.

Последним свидетельством глобальности беды может служить капитальный ремонт лестницы на спуске Степана Разина (Северная сторона, пл. Захарова). Репортаж об этом вышел на канале НТС 21 мая.

Ступени, выполненные из крупных блоков натурального камня, облицовывают туалетной плиткой из керамогранита. Подрядчик ссылается на проект, и в этом он совершенно прав – его вины, несмотря на то, что он непосредственный исполнитель работ, в уродовании городского объекта, как бы, и нет.

«Как решит проектировщик, так и будет», - уверен и Юрий Горячкин.

К сожалению, как показывает практика, нынешние проектировщики – народ ненадежный.

«Есть ещё один механизм – оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). Но она проводится или самими проектантами, или дружественными организациями. И тексты, похоже, даже не вычитывают – так, в ОВОСе по проекту в г.Саки везде мелькают слова Краснодарский край, Кавказские горы, приводятся название флоры и фауны, которых нет в Крыму. Понятно, что это списано с другого проекта. Или в Генплане по г.Евпатория рекомендуют после весеннего ледохода прочищать русла рек для улучшения судоходства; а в реку Кача, например, советуют запускать молодь осетра, стерляди, лосося, или пишут, что типичными видами реки Черной являются камбала-калкан и черноморская сельдь. Просто насмешка какая-то», - рассказывает Юрий Горячкин.

Другой инструмент контроля нового строительства – общественные слушания. Но что это такое в настоящее время, никому объяснять не надо.

Во-первых, высказываться могут только местные жители (это условие, к примеру, помешало Юрию Горячкину и его коллегам стать полноценными участниками слушаний по вопросу строительства сакской набережной). Во-вторых, зачастую публичные обсуждения проходят формально, кулуарно, без широкого оповещения людей.

К тому же, власти собираются законодательно закрепить онлайн-статус общественных слушаний, что исключит из обсуждений неактивных пользователей компьютера и тех, кто интернетом не пользуется вообще.  


Не бережное отношение к берегам

Какое, в итоге, отношение к крымским берегам демонстрируют власти и подрядчики, Юрий Горячкин рассказал на примере Сак и Севастополя. 

«Решили в Саки сделать набережную длиной 5 км. Зачем такая не приморскому городу, с населением в 20 000 человек и, соответственно, небольшим потоком отдыхающих – непонятно.  Провели тендер, который, по сложившейся практике, выиграла организация с материка. Сделали проект. Мы, когда его увидели – ахнули. По нему предполагалось существующие песчаные пляжи забетонировать, сделав набережную, а впереди насыпать новые пляжи из валунов размером до 10 см. Представляете разницу между песчаным и валунным пляжами? А чтобы удержать эти новые пляжи, должны быть построены поперечные буны длиной более 100 м. Надо сказать, что 30 лет назад здесь уже сделали подобное сооружение, которое перехватило вдольбереговой поток наносов, в результате чего стали резко сокращаться пляжи санаториев на Сакской пересыпи. На общественных слушаниях по новой набережной наши замечания не включили даже в протокол! Я уж не говорю об обосновании проекта, которое больше напоминает анекдот, чем серьезную проработку. Два года мы привлекали к этому вопросу внимание общественности, но всё напрасно. И вдруг весной этого года к нам приехали подрядчики, которые выиграли тендер на строительство, и первый заместитель главы администрации г.Саки. Они сказали, что поняли – проект не годится. И что? Через месяц мы узнали, что стройка началась. Страшно представить, сколько бед принесет реализация этого проекта стоимостью, если не изменяет память, около 2 млрд рублей. Под угрозу ставятся и пляжи г.Евпатория», - рассказывает Юрий Горячкин.

Дело в том, что наносы (природный строительный материал для пляжей) движутся в этой части Крыма в направлении с юга на север. Строительство поперечных бун останавливает их движение, не давая пляжам, расположенным дальше по берегу, материал для насыщения. Пляжи становятся узкими и рискуют вовсе исчезнуть. 

В зависимости друг от друга находятся и севастопольские пляжи, например, Качи – от Немецкой балки. Здесь пляжный материал отбирают по-другому: отсюда галька вывозилась на стройку трассы «Таврида».

Недавно стало известно, что ее решили использовать и для других целей.

«По моим сведениям, пока работа карьера [в Немецкой балке] приостановлена. Кстати, гальку, которую там добывают, по неофициальным данным, планируется возить аж в Коктебель, чтобы восстановить тамошние уникальные пляжи, которые в свое время были разобраны на стройматериалы. Они были сложены галькой из полудрагоценных минералов Карадага. Там тоже серьезные проблемы. Мы рекомендовали в Немецкой балке резервировать хотя бы часть добываемого материала, чтобы подпитывать наши пляжи, но пока этого не делается. С большой долей вероятности пляжи в этом районе будут сокращаться. Вопрос только – с какой скоростью, это уже зависит от штормов в ближайшие годы», - поделился Юрий Горячкин.

Особняком стоит еще одна севастопольская проблема – развитие оползней.

Однако и ее изучением занимаются не местные специалисты, а компания, находящаяся в тысячах километрах от Севастополя. 

«Проблема оползней не решается годами. Два года назад Севприроднадзор заказал работу по обследованию территории города Севастополя на предмет опасных экзогенных геологических процессов. Как это сейчас водится, тендер выиграла организация из Новосибирска, предложив минимальную цену. По заключению ГУП «Крымгеология» (которое занимается проблемой оползней в Севастополе около полувека), направленному местному межрайонному природоохранному прокурору, эта работа выполнена непрофессионально и формально на всех ее этапах (подготовительном, полевом, камеральном). Реакции нет до сих пор. Кстати, новосибирская организация выиграла в Крыму более 20 тендеров на различные работы на сумму более 50 млн рублей, а в самом Новосибирске только один – на 30 тысяч, если верить сведениям, размещенным в открытом доступе. Причем их представители ходят по крымским организациям, пытаясь получить какую-нибудь информацию. Но обычно эти визиты ничем не заканчиваются. Не получив бесплатно информации, они исчезают», - рассказывает Горячкин.

Грозит ли бетон берегам Херсонеса?

В свете такой нерадостной ситуации с проектированием и выполнением специфических работ в береговой зоне, севастопольцев особенно волнует ситуация в заповеднике «Херсонес Таврический». Руководство музея утверждает, что берег катастрофически разрушается вместе с памятниками археологии – жителям района даже запретили купаться на территории Херсонеса, несмотря на традицию, длящуюся десятилетиями. 

Согласно данным с портала госзакупок, частичное проектирование берегоукрепительных работ для музея выполнило ООО «Архитектподряд» (г. Москва). Контракт был расторгнут за 18 дней до его окончания, 10 сентября 2018 года – по одностороннему отказу от его исполнения со стороны заказчика (Федерального ГКУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации»). За выполненные проектные работы подрядчику выплатили 12,3 млн рублей. Полная стоимость контракта – 33,8 миллиона.

Интересна и следующая история – с контрактом на «комплексные инженерные изыскания, включая литодинамические исследования береговой полосы, научно-исследовательские работы и предпроектные проработки для выбора вариантов и определения планируемого размещения волногасящих мероприятий в акватории моря для снижения подмыва в зоне береговой полосы» в Херсонесе. Этот тендер разыграли в ноябре 2018-го.

Заказчиком также выступила федеральная Дирекция по строительству и реставрации. В этот раз стоимость лота составила 28,2 миллиона рублей. Его выиграла ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские». Но, вероятно, даже у столь громко звучащего предприятия не оказалось сил для выполнения работ в незнакомом регионе. В декабре мастерские попытались найти субподрядчиков на «комплексные изыскания». Однако 5 апреля 2019 года (за три месяца до окончания срока работ) госконтракт был расторгнут по соглашению сторон. Работы не были начаты и не выполнены даже на какую-то их часть, потому что ни рубля из 28 миллионов подрядчик (ФГУП) не получил. 

«У меня создалось впечатление, что Дирекция по строительству и реставрации — это просто посредническая организация, которая получает свой процент от проектов. Сейчас тендер на Херсонес исполняет ООО «Гидротехника» из Сочи, которое параллельно разрабатывает ещё несколько проектов в Крыму. По моим сведениям, изыскательские работы в Херсонесе остановились из-за того, что Севприроднадзор не дает разрешения бурить разведочные скважины на дне моря, в особо охраняемой акватории. Справедливости ради надо сказать, что это, пожалуй, первый проект, по которому уже с подготовительной стадии пытались привлечь специалистов из Крыма», - сообщил Юрий Горячкин.

Подводя итог

«Зона сопряжения суши и моря - специфическая часть природной среды, где огромная энергия, которая передается из атмосферы в гидросферу, разгружается на берегах (литосфере). Любая человеческая деятельность очень быстро получает отклик. Поэтому прежде чем что-то делать, лучше посоветоваться со специалистами», - считает Юрий Горячкин.

Поводом для беспокойства становятся и планы по застройке мыса Хрустальный. Строительство массивных зданий и комплексов делает грунты берегов неустойчивыми. Уже сейчас наличие тяжелых памятников (Матроса и Солдата, Штыка и паруса) влияет на целостность здания Гидрофизического института, на стенах которого образовались огромные вертикальные трещины. За их динамикой следят сотрудники учреждения, но заделывать эти трещины бесполезно. Вызывает беспокойство и состояние самого обелиска «Городу-Герою Севастополю».

«Весь мыс – как губка, у него карстовая структура. Всё здесь пронизано пещерами», - говорит Юрий Горячкин.

Целостности и устойчивости существующих сооружений на мысе Хрустальном угрожают планы строительства таких больших объектов как оперный театр, киноконцертный зал, хореографическое училище, жилые комплексы и так далее.

Учёный приводит еще два маленьких примера, наглядно демонстрирующих, что любая работа на берегу моря должна проводиться, имея под собой научное обоснование.

Так, в парке Победы демонтировали солярии на бунах. Однако вместе с ними снесли и так называемые гребни, которые необходимы для предотвращения перебрасывания щебня из одного межбунного пространства (участка пляжа) в другое во время штормов. Видимо, создавая проблему во время ремонтных работ, об этом нюансе тоже попросту не знали. Фото "до" и "после". 

Рядом, на пляже Аквамарин, построили сход в море для инвалидов. Вроде бы, замечательное начинание! Но его ориентировали поперек фронта волнения, а не вдоль. Не удивительно, что море очень быстро этот сход разрушило, а пляж перед ним стал размываться.  

«Хочется, чтобы у нас всё делалось по уму, на благо людям. Без привлечения крымских специалистов в этих вопросах не обойтись», - уверен севастопольский учёный.

2019-05-29T19:30:00
Как современный подход к благоустройству убивает берег моря
Как современный подход к благоустройству убивает берег моря
Комментарии
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти через одну из социальных сетей:
Или войдите, используя e-mail:
Другие материалы об этом
В Севастополе отметили пятилетие со дня формирования 31 дивизии ПВО
06.12.2019, 18:11
1 декабря 2014 года была создана 31 дивизия противовоздушной обороны армии ВВС и ПВО Южного военного округа
В Севастополе продлили срок вакцинации от гриппа
06.12.2019, 17:53
Вакцинацию против гриппа продлили до середины декабря
«Лепить просто!»: премьера на НТС
06.12.2019, 17:44
Смотрите новый творческий проект с занимательными и подробными мастер-классами от Ольги Франк
Победителями всероссийских премий стали три туристических проекта Севастополя
06.12.2019, 17:24
Высшие награды всероссийских премий – у севастопольских проектов: «Комплекс маршрутов Виа феррата», фестиваль экстремального туризма «X-FEST» и «Большая Севастопольская тропа»
Севастополь встретил учебный корабль «Перекоп»
06.12.2019, 14:29
Судно совершит поход по маршруту исхода эскадры Черноморского флота, случившегося в 1920 году
Жители «Московского квартала» продолжают борьбу за прибрежную зону
06.12.2019, 14:03
Севастопольцы провели геодезическую съёмку возводимых зданий в районе Стрелецкой бухты и подготовили очередной пакет обращений в профильные ведомства города