Говорит и показывает город-герой! Первые новости Севастополя
Севастополь
00:00
Главная страница » Рубрики » Медицина » Март 2018 » В Севастополе врачи-онкологи отказываются проводить онкобольной курс химиотерапии, назначенный специалистами НМИЦ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко
Сейчас в эфире телевидения 18:05 - 18:25 "Лукоморье" (6+)
Вызвать съемочную группу или сообщить новость

В Севастополе врачи-онкологи отказываются проводить онкобольной курс химиотерапии, назначенный специалистами НМИЦ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко

6 марта 2018 21:09
805
Маргарита П.

В Севастополе врачи-онкологи отказываются проводить пациентке курс химиотерапии, назначенный специалистами Национального медицинского исследовательского центра нейрохирургии имени академика Николая Бурденко. В 2016 году жительницу Севастополя прооперировали по федеральной квоте ведущие онкологи в Москве. После, она проходила курс химиотерапии в Севастопольском городском онкологическом диспансере имени Анатолия Задорожного. Пока у семьи не закончились деньги, – рассказала в интервью нашему телеканалу дочь онкобольной Наталья Красулина. За помощью она обращалась в Департамент здравоохранения Правительства Севастополя, к Губернатору города, к Уполномоченному по правам человека и в Администрацию Президента. По словам Натальи, ее мать уже две недели не получает жизненно необходимого препарата и может умереть.

«Цепляйся мне за шею. Вот как-то так это происходит. Получилось».

Раз в две недели она возила свою маму на курсы химиотерапии сама. А точнее, на себе. Об услугах социального такси она не слышала.

«Мамулечка, помоги мне, пожалуйста… И вот так, взваливая на себя, мы пытаемся присесть»

В онкодиспансере увидела объявление о перевозке лежачих больных фирмой «Милосердие». Одна поездка стоила 5 тысяч рублей. Таких денег у Натальи нет. Она одна воспитывает шестилетнего сына, ухаживает за мамой, работает и бегает по кабинетам чиновников с мольбами о помощи.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «Все это происходит уже в течение года. Ни физических, ни моральных сил уже нет. В моей маме 60 кг, во мне 50. Неоднократно просила помочь мне в транспортировке мамы. Никто не помог. Только на дому было проведено два курса химиотерапии. Не бесплатно. За это запросили определенную денежную сумму».

Елена Васильевна никогда не жаловалась на здоровье, всю жизнь работала, воспитывала детей. В 2016 году у нее начались сильные головные боли, а потом она узнала о страшном диагнозе – опухоли головного мозга (глиобластоме). Чтобы сдать необходимые анализы в Севастополе, нужно было жать два-три месяца. Талонов не было.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «В результате мне проходилось проходить все платно. Пошла в платную онкоконсультацию, так как в нашей онкологии со мной не стали разговаривать. Мне сказали, что моей маме осталось жить две недели. Я передала автобусом в Москву своей подруге пакет документов. Она пошла на консультацию в НИИ им. Бурденко. Там дали направление на квоту, что маме нужна срочная госпитализация».

Через неделю ее маму оперировал профессор Александр Потапов, директор Национального медицинского исследовательского центра нейрохирургии имени академика Николая Бурденко. Наталья говорит: если бы не помощь московских светил, ее мамы не было бы уже в 2016 году.

Ее удалось спасти. Но после операции у Елены Красулиной отнялась левая сторона тела. В настоящее время ее лечение ведут специалисты московского исследовательского центра и дают соответствующие рекомендации севастопольским онкологам. Одно из назначений – курс химиотерапии препаратом авастин, который сдерживает рост опухоли. Однако продолжить лечение в Севастополе оказалось не просто.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «Например, необходим талон на МРТ для консилиума в НИИ им. Бурденко – талонов нет. Намекали, что если вы предоставите определенную сумму денег, значит, он появится. Приходилось платить. Платила я начмеду Горст Александре Федоровне, приносила конверт и после данного денежного вознаграждения, мне давали талоны на МРТ вовремя, все было».

Далее Елене Красулиной отказали в проведении курса химиотерапии, ссылаясь на высокое давление, что было неправдой, говорит ее дочь. В качестве доказательства она предоставила нам копии всех документов с заключениями врачей в том, что курс химиотерапии ей не противопоказан, а жизненно необходим, и давление у Елены Красулиной в норме.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «После похождения в кабинет начмеда Горст Александры Федоровны и вопроса «сколько вы хотите?», мне была озвучена сумма, я ее дала, и мне курс химиотерапии в течение часа был проведен. Каждый раз я давала по 10 тысяч рублей».

Наталья Красулина говорит: потом деньги закончились и больную мать отказались принимать на лечение. Наталья поехала в Департамент здравоохранения Правительства Севастополя.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «Я просто врываюсь (без записи) в кабинет к Бахлыкову с просьбой о помощи. Это был крик души. Моей маме жизненно необходим этот препарат. Без него она умрет. В кабинет (по вызову) входит Малишевский. Сказал, что с главным врачом онкологии все обсудили. Я могу привозить маму».

Наталья привезла маму в больницу, но в проведении курса химиотерапии ей вновь отказали.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «Даже не хотели с каталки перегружать на койку дневного стационара. Был собран консилиум врачей онкологов. На него был приглашен заведующий терапией Жидков Дмитрий Борисович, который дал заключение, что химиотерапия маме не противопоказана, давление в норме. Врачам онкологии это не понравилось и Жидкова исключили из членов комиссии. После сделали заключение, что у моей мамы все плохо и курс химиотерапии противопоказан и что у нее давление 180».

28 февраля Наталья Красулина предоставила в Департамент здравоохранения Правительства Севастополя заключение консилиума Национального медицинского исследовательского центра нейрохирургии имени академика Николая Бурденко, в котором академик Александр Потапов и ведущий химиотерапевт Григорий Кобяков указывали на необходимость дальнейшего введения Елене Красулиной препарата авастин.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «В этом заключении было сказано, что моей маме жизненно необходимо проведение химиотерапии. На что врачи онкологии сказали, что им все равно на мнение специалистов НИИ им. Бурденко, что они ему следовать не будут. Начмед севастопольской онкологии Олейченко сказал мне, что раз ты такая умная, вези ее в Москву и лечи, проводи химиотерапию там».

По словам Натальи Красулиной, анализы подтверждают, что лечение авастином дает хорошие результаты. На нем ее мама прожила год и четыре месяца. Чтобы доказать севастопольским онкологам, что давление у ее мамы в норме, она каждый день вызывает на дом дежурного терапевта, который фиксирует документально все показания. Она старается быть сильной и просит маму не плакать, но сама по ночам рыдает в подушку, потому то сил больше нет.

НАТАЛЬЯ КРАСУЛИНА: «Как я могу сказать человеку, который целыми днями плачет, почему ей не оказывают жизненно необходимую помощь. Я не понимаю, как ей объяснить. Потому что у меня нет денег».

Мы обратились к директору Департамента здравоохранения Правительства Севастополя Антону Бахлыкову с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию. Нам предложили направить в ведомство официальный запрос. После нашего обращения Наталье Красулиной поступил звонок из Департамента с предложением госпитализировать маму. Она согласилась, но с условием, что будет находиться в палате вместе с ней, потому что уже потеряла доверие к дававшим клятву Гиппократа.

«Врачи мне ничего не объяснили, как обходится, как подходить к больному, ни как правильно с ней обращаться.

- Ой, упаду.

- Не упадешь. Я тебя держу»

Маргарита Пронина, Анатолий Паньков, «Севинформбюро»

Комментарии

comments powered by HyperComments
Сообщить новость