Выбор Овсянникова – жёсткий урок демократии севастопольцам, – Алексей Чалый в большом интервью НТС (видео, текст)

27.02.2019, 18:20

Избрание Овсянникова губернатором – жёсткий урок демократии севастопольцам, - заявил Алексей Чалый в эксклюзивном интервью «Независимому телевидению Севастополя». К годовщине Русской весны смотрите большое интервью с народным мэром. О русских проектах Алексея Чалого в период украинизации города-героя, о причинах, которые привели к митингу Народной воли 23 февраля 2014 года и о нынешней политической ситуации в Севастополе. 

– Русская весна в Севастополе готовилась задолго 2014 года. Было много разных проектов. Знаю, что и вы очень много для того, чтобы возвращение в Россию стало возможным. Расскажите о том, как рождался проект «Мы имеем право на историю и русский язык»?

–Ну, они в разные периоды родились. Точно помню, как родилось Севастополеведение. Там, 93-й, по-моему, год был на дворе. Как раз после расстрела Белого дома, когда стало понятно, что Украина – это надолго. В общем, проект я инициировал, нашел преподавателей, людей, готовых написать учебник или цикл учебников – тогда еще не очень было понятно, что это цикл, тогда думали об учебнике по истории для детей. Потому что стали появляться, уже всерьез входить в практику – правда, еще не в Севастополе, в других регионах Украины – учебники для детей, которые вообще переворачивали историю полностью. Севастополеведение родилось таким образом. Слава богу, сразу – а так нечасто бывает – я попал, потому что моими авторами стали Алтабаева Екатерина Борисовна и Коваленко Виталий Васильевич. Впоследствии только Алтабаева уже следующие издания писала, но вот это был такой удачный союз, как мне показалось, и вот оттуда все началось потом. А поскольку они работали оба в Институте повышения квалификации, то есть они – преподаватели, у них была возможность не только написать книжку, а еще и заняться распространением, чтобы она вошла в учебный процесс. И, надо сказать, что этому процессу здорово помогали чиновники от образования местные, которые номинально должны были следовать другим курсом партии правительства, в душе они были с городом. Местные – Капустин, например, уже покойный – на самом деле оказывали этому курсу очень большую поддержку и продвижение. Ну, это вот Севастополеведение. А другие проекты, они в разные периоды рождались, это большой промежуток времени был от 1993-го года до 2014-го, 20 лет. И вот что вспомнить…. По-моему, «Мы имеем право на историю», насколько я помню, первый выпуск был 2006 года, надо посмотреть просто по календарям. Но я не помню, как это родилось. Много было же таких проектов, разных. Например, мне кажется, интересный проект – это «Севастопольские рассказы», который в итоге удалось «прокатить» по Первому каналу. То есть, их там было много разных. И «Георгиевская лента» была – ну, много всяких.

– В народе ходят упорные слухи, что вы даже участвовали в создании и реализации идеи рисования флага на инженерном мысу.

– Ну да, и хулиганили с этим, с Ющенко, когда прибывал в Севастополь. «Москит» – это тоже течение, которое я активно создавал с помощью других товарищей. Помните, такое было? И когда Ющенко с Ехануровым пришли на Графскую на парадный проход по украинским кораблям и там половина населения были – молодежь в триколорных футболках, что формально было не запрещено, но очень смешно.

 – То есть они на борт поднимались?

 – Да. И когда Ющенко проходил вдоль кораблей и принимал там парад в Севастополе, на той стороне, на Северной, развернули вот этот триколор гигантский, который теперь время от времени вытаскивают. Он тогда, собственно, и был сделан. В общем, мы у Ющенко за один раз отбили желание ездить в Севастополь. Навсегда. Это такие, хулиганские проекты, они разового применения. Мне кажется, более интересны как раз вот те, что я перечислил, потому что они больше. Это, конечно, тоже смешные были, было важно показать, что бояться-то нечего, по большому счету.

– Что осталось нереализованным?

–Много было нереализованных, многое «не выстрелило». У меня было упорное желание снять хороший, мощный настоящий фильм про Крымскую войну, и я очень далеко продвинулся. Мы три раза писали. Не получилось технологически, то есть нужного качества, нужного уровня картина «не вытанцовывалась». Начиная со сценария – я три разных пробовал сценариста и последним был Акунин, кстати говоря. Я очень впечатлен работой с ним, потому что сильный человек очень, профессионально сильный. Очень интересно было с ним работать. И сделал он совсем не то, что мы заказывали, но сделал классно. Был с ним контракт, что если мы в течение полугода не входим в съемочный процесс, то он имеет право опубликовать этот сценарий. Он опубликован в виде романа, «Фрегат «Беллона», можете почитать. По сути дела, это роман, условно, мною оплаченный. Ну, не как роман, а как сценарий оплаченный, но он использовал его для того, чтобы сделать роман. Ну и еще было N проектов, которые не получились.

– Много денег вы вложили в эти русские проекты?

– Вы знаете, я не считал. Деньги не были ограничением. Ограничением было как раз-таки качество проектов, то есть это ограничение внутреннее было. Хотелось сделать что-то хорошее. Для этого должна быть придумана достаточно хорошая идея и реализована. Вот я привел пример с фильмом про Первую оборону Севастополя, потому что такого хорошего фильма нет современного. Потому что все эти «Адмирал Нахимов» все-таки из другой эпохи кинематографа, и сейчас это смотреть никто не будет. Был ограничен людьми и идеями, как обычно. Все хорошие вещи, они не деньгами ограничиваются. То есть, когда идея докручивалась до конца, и было понятно, что получается, то это делали. Ну, слава богу, вот мне кажется, что-то, что сделано было в итоге, вряд ли что-то можно назвать плохим. Хотя, повторяю, было много проектов, которые сошли на полдороги именно по этой причине – что не было нужного качества.  Памятники на Суздальских высотах сделали. Тоже удачный, хороший получился проект. Жалко, что город теряет очень серьезные, хорошие артефакты, которые существовали. Но теперь они восстановлены, в общем, в очень хорошем, как мне кажется, виде, долго теперь, долго простоят.

– Единомышленников много было?

– Единомышленники и были исполнителями. А иначе, что это за единомышленник, который сидит просто на кухне, языком цокает и в потолок смотрит. Это всегда были люди, с которыми мы вместе что-то делали. Книги, понятно, писала Алтабаева, я не писал. Но мы обсуждали канву основную. Правда, чем дальше, тем меньше, потому что у неё все уже у самой хорошо получалось. А, «Дневник севастопольского школьника» Падалка придумал – хороший проект. Марина Воронежская его сделала. Он до сих пор живет. Мне, например, этого в детстве не хватало, я такую информацию выдирал – мне всегда была очень интересна именно история Севастополя. А в таком виде она не подавалась, в хорошо «пережеванном». Тем более, что у нас же вырезаны были целые пласты из истории, была такая серьезная политическая трактовка в Советском Союзе. Например, та же Вторая оборона. Понятно, что такие события как окончание Обороны, они не могли освещаться объективно, не освещались объективно. Не объективно даже, а хотя бы с разных точек зрения, то есть хотя бы сколько-нибудь правды про это не говорили. Поэтому, мне кажется, это хорошо, что такой проект живет. То, что в детстве закладывается – это очень важно. Например, я в школе №3 учился, и тогда Панорама была бесплатна для детей. И я туда десятки раз ходил. Мне это всегда было интересно, потому что можно было всегда найти разные нюансы – там же людей-то сколько, почти всегда для себя что-то новое можно было найти. И, к слову сказать, когда сейчас начинают говорить в явно выраженном негативе про царский герб, про триколор, ну, вперед… Панорама – под каким флагом воюет русская армия? Это флаг русской армии, какое-то время он был такой, потом было красное полотнище – тоже флаг русской армии. Да, история вот так шла. Но это все равно наши земли, наши люди, наши предки. Поэтому я не очень понимаю вот такое отношение – белые или красные, это все наша история.

– Какие причины привели к Митингу Народной воли 23 февраля 2014 года?

– Расписывал 3 сценария возможных, по которым дело будет развиваться на Украине: подавление майдана силовое, со стороны власти; юридический законный отказ власти – ну, «слив» власти, как это было в 4-м году; и незаконное уничтожение существующей власти. Несмотря на то, что в этот короткий промежуток времени, который начался 21-го числа только, когда с утра была дана команда «зачистить» майдан – если кто-то еще помнит, что такая команда была дана, и товарищ Царёв нам всем сказал, что в течение 2 часов майдан будет зачищен. Хотя, когда зачищают что-то там, проводят воинскую операцию, обычно не докладывают противнику о целях, задачах и ожиданиях. Это оставляют себе, а докладывают об этом уже после того, как случилось. Тем не менее, это было сказано «до», результат, как известно, был вовсе не такой, как ожидалось, ну и дальше вот эти все 3 сценария, они, собственно, и прокрутились. Сначала – попытка силового подавления майдана, потом «слив» законной власти, когда сидели и подписывали соответствующие договоры, а потом уже переход в незаконную область, попытка уничтожить Президента Украины. Неудачная попытка, потому что, если бы она удалась, то формально соблюдение Конституции было бы обеспечено. Конечно, на себя никто не принял бы ответственность за его гибель, это было бы как некоторое непонятное преступление, с которым нужно разбираться. А дальше – читайте Конституцию Украины: если Президент мертв, то вступают в действие некоторые законные механизмы смены власти. Поскольку он, как бы, удрал, то такого законом механизма не предусмотрено. И вот случился тот самый, третий, вариант, когда, по сути дела, люди, взявшие власть силком в Киеве, перешли в тотально незаконную плоскость, и это формально было понятно. И вот тогда и вызревало это, в течение нескольких часов. То есть, оно было подготовлено заранее, митинг был подготовлен заранее, но мы не знали ни повестки, ни как себя будем вести, потому что было непонятно, чем закончится история в Киеве. А она совершенно очевидным образом закончилась только днем 23-го. За 3 часа до митинга еще не было понятно, какая будет повестка митинга.

– Правда, что в период Русской весны, вы потратили свои деньги, чтобы поддержать бюджетников, льготников и вы не озвучивали эти действия в СМИ?

–Это дело было, но немножко особенным образом это выглядело. Особенность была в том, что мы на протяжении более недели, даже дней десяти, поддерживали легитимные монетарные взаимоотношения с Украиной. То есть, мне кажется, это правильная была позиция, которую я занял тогда. Убежден, что это была правильная позиция, на тот момент – единственная верная, как мне кажется. Как раз та, которую я озвучил: что мы – не сепаратисты, мы не собираемся в Российскую Федерацию. Я для Киева озвучивал такую позицию, что мы стоим строго на позиции Конституции Украины, которую вы, товарищи киевляне, растоптали. Мы вас не признаем как нелегитимную власть, которая нарушила Конституцию Украины, а, например, Янукович – это наш Президент законный, потому что это де-юре так и было. Поэтому вы верните все в нормальное, цивилизованное русло, и тогда мы будем с вами разговаривать. Но пока шли вот такие политические разговоры, я лично переговорил со всем большими политиками в Киеве, повторяя там вот эти вот слова и, в том числе, с их «засланцами» говорил, которые приезжали, чтоб туда донести информацию, что же на самом деле происходит в Севастополе. Мне кажется, что эта позиция – она удерживала их от того, чтобы предпринимать какие-то активные и военные действия и другие интервенции, например, финансовые интервенции. Если мне память не изменяет, только 6 марта они разорвали казначейские взаимоотношения с нами. А поскольку город больше получал из бюджета Украины, чем отдавал, то мы сумели продержаться. Но понятно, что уже возникли серьезные проблемы. И если раньше многие вопросы решались простым взаимоотношением двух администраций, то здесь они уже так не могли решаться. Никаких точечных запросов на получение денег в Киев мы уже не могли себе позволить. Максимум, что мы могли позволить – зафиксировать статус-кво. Мы даже налоги платили, вот подходил там срок платы налогов – мы платили, но мы знали, что мы получим больше, пока эта ситуация существует, мы получаем больше денег. И вот те дыры, которые возникали – они финансировались за счет средств не бюджетных. Для этого была создана специальная структура. Когда Дмитрий Белик руководил администрацией, у него были все бюджетные истории. И кроме того, был создан финансовый департамент, которым руководил Аксёнов Вячеслав Викторович. У него был в распоряжении пул денег для того, чтоб закрывать те дыры, которые в городе возникали. И была договоренность с администрацией, что, как только у их возникает какой-то срочный платеж, который они не могут закрыть из бюджета по каким-то там причинам, то они такие заявки подают в этот самый финансовый департамент. И он эти заявки реализует. Это были достаточно крупные деньги. Но это был не весь бюджет города. Была некоторая его часть, направленная на вот такие точечные, но достаточно масштабные дыры, которые возникали в этом самом бюджете на этом промежутке времени.

В частности, в эту сумму входило, например, создание временного военкомата, который мы зарегистрировали для приписки украинских военнослужащих. И таким образом зарегистрировались и получили подъемные 3998 человек (почти два полка), которые ушли из частей. Кто хотел уехать из Крыма, они получали деньги на семью. А остальные – просто получали зарплату. Причем, приличную зарплату. Многие люди просто ушли из частей, они не сидели в частях, то есть многие части развалились. Не только поэтому, но это был серьезный шаг, может быть, не менее важный. Потому что, в основном, это были сверхсрочники-офицеры. Вы представляете себе 4 тысячи человек? И это важный шаг, не менее важный, чем штурм какой-то воинской части, когда эти части потеряли управляемость, потому что просто личный состав был дырявый: он тут есть, тут нет. Все ушли, сидят по домам, ждут. Но это вопрос не только денег был, конечно, вопрос и убежденности. Потому что, в том числе, многие люди местные же. А зачем вам, военным, лезть в политику? По действующей Конституции Украины, вам это делать не положено. Сидите, ждите, как народ решит. Вот решит народ, значит будем дальше разговаривать.

– Пришло ли время для создания художественных фильмов о событиях Русской весны?

– Может быть, можно создать художественный фильм. Вопрос в качестве этого самого фильма, понимаете? Наверное, такой планки не существует, когда что-то можно делать или нельзя. Вот я же вам рассказывал, что я пытался сделать фильм про Крымскую войну. И, наверное, время уже настало. Но нет такого фильма, хорошего. Самый лучший фильм по Крымской войне, наверное – это английский «Chargeofthelightbrigade», но он тоже уже старый. Это скорее вопрос, есть там божья искра, есть какой-то драйв, какой-то подъем у кого-то грамотного, квалифицированного человека или группы людей. Если есть, то должно получиться. Конечно, по-разному будет смотреться фильм через 5 лет и через 50 лет – это понятно. По-разному уже другое поколение будет воспринимать. Но я не думаю, что это означает, что нельзя снять хороший фильм о каком-то событии спустя 5 лет. Наверное, можно. Особенность состоит в том, что он рассчитан на тех самых людей, которые в этом событии участвовали. Это, конечно, отличает вот такого рода произведения от того, что подается уже следующим поколениям.

– Русская весна – новое событие в новейшей истории России. Об чем особенно важно сегодня говорить школьникам?

– С моей точки зрения, событие, которое произошло в 14-м году – очень важное событие, интересное в истории России, у нас подобные события случались, но очень много лет назад. Когда Грузия, например, входила в состав России. Когда это воссоединение было не на штыках – пришли и кого-то куда-то подчинили, завоевали – а воссоединение, инициированное снизу. Вот такие события у нас были датированы, по-моему, началом 19-го века. Мне кажется, правильно подчеркивать именно эту составляющую, она – что-то совсем новое в истории новой России. Да и не только, даже в Советском Союзе мы не вспомним таких регионов. Ну там, Тува, ладно, в 44-м году. Но там своеобразная ситуация была, надо понимать, что там своеобразная ситуация. Не знаю, полная ли это аналогия. А вот аналогия – скорее вот та ситуация, когда под угрозой внешнего врага какие-то малые государства, реализуя волеизъявление граждан, массовое волеизъявление граждан, входили в состав России, Российской Империи. Ну, это вот редко происходит, мне кажется, об этом сегодня школьникам важно говорить.

– Я часто слышу, что народ разочаровался, Севастополь никак не может встать на российские рельсы. У нас не осваивается бюджет, ФЦП, у нас не строятся объекты, много проваленных решений. Народ не понимает, что происходит. В чем загвоздка, что мы не можем вырулить в колею?

Вопрос – в какую колею мы не можем вырулить? Мы не можем вырулить в колею наличия конструктивной власти, это правда. Ни одна администрация, ни вторая этим, к сожалению, не отличалась. И это действительно очень большее разочарование для людей, и это большое разочарование для меня, сказать честно, потому что я не мог себе представить, что мы вот спустя 5 лет будем вот так обсуждать качество власти. К сожалению, это, так сказать, факт медицинский, и сейчас, конкретно сейчас, мы имеем это исключительно низкое качество власти, по моему глубокому убеждению, еще и с неправильной мотивацией. То есть мотивация власти – она совершенно не та, которую нам эта власть излагает с экранов государственного, или как оно называется, телевидения. Так что мне понятно это разочарование. А что вы хотели спросить, хорошо это или плохо? Плохо. Менять это надо? Надо.

Вы знаете, как говорится, за всю Одессу я бы не хотел отвечать, за всю Россию. Я могу сказать так, что сегодняшняя система власти, которая законно устроена, она дает гигантские полномочия и возможности губернатору. Да, она дает и другим ветвям власти – например, у Законодательного собрания достаточно полномочий и возможностей, правда, если есть квалифицированное большинство – точно. А если там раздрай и шатания, то вообще ничего. Кроме поговорить. Вот право поговорить есть, право написать депутатский запрос и получить ответ – не обязательно содержательный и не обязательно вовремя – тоже есть. А достичь чего-то – нет. Большинство дает некоторые возможности. Квалифицированное большинство дает многое. Как известно, у нас квалифицированного большинства в Заксобрании нет. Поэтому сегодня основная власть, реальная, сосредоточена в руках исполнительной власти. Как известно, дьявол – в мелочах. Законодательное собрание пишет законы, это общие нормы. А исполнительная власть издает подзаконные акты – это правила реализации этого закона. Зачастую они важнее самого закона. Как это не случайно товарищ Сталин напросился на должность Генерального секретаря Совнаркома, всего лишь, тогда Генеральный секретарь – это начальник всех секретарей. Руководитель аппарата, по сути дела. И понимал, что с этой позиции, с позиции контроля, по сути дела, всего делопроизводства и конкретных маленьких решений можно наступать и стать самым главным. Вот в этом смысле исполнительная власть, конечно, мощнее, потому что это руки. Вот придет проверка куда-то – это исполнительная власть. Конкретная реализация общих положений – это исполнительная власть. Ну и так далее. К сожалению, у нас вот такие люди оказались. Сказать, что это применимо ко всей стране – нет, не так, есть очень разные регионы. Вопрос в этой ситуации – это вопрос конкретной личности. И я напомню еще, что эту личность мы выбирали, и мы её выбрали. Вот что бы мы не говорили, да, мы эту личность выбрали.

Опять же можно пинать там на какие-то законы – это все не соответствует действительности, потому что это не соответствует результату. Результат был определен тем, что на тот момент большинство населения Севастополя, на тот момент, повторю, было готово голосовать за действующего губернатора. Если Меняйло, можно говорить, выбрали депутаты Законодательного собрания (это вообще другая история), то здесь выбирали горожане. Я бы сказал, что это такой жесткий урок демократии. Это то же самое, что говорил товарищ Черчилль, что демократия – это худшая форма правления, да, после некоторой паузы добавляя «за исключением всех тех, которые мы время от времени пробовали». Действительно, это несовершенная форма правления. Да, этот человек имел тогда такие рейтинги, да, он с хорошим образованием, он молодой и красивый, из-под Президента, с красивыми лозунгами и медийной картинкой, произвел впечатление на достаточное количество для избрания людей. И как бы там не крутился этот самый, что бы не говорили про закон – ну, во-первых, есть там федеральные ограничения, а во-вторых, тогда объективно по рейтингам он был выше всех. То есть никто реально ему на тот момент не мог составить конкуренцию. Через год уже к нему отношение совершенно другое, потому что он уже себя проявил совершенно по-другому. Но вот такие проблемы демократического выбора. Ну чтобы все знали просто, что вот он есть теперь, демократический выбор, и вот мы теперь получили еще большую проблему, потому что, если его назначали, его как бы могут снимать те, кто назначали, а теперь получается, что мы его выбрали, да. И вот что с ним делать, он конкретный разрушитель. Ну вот да, мы оказались в такой ситуации, и, очень сожалею, но думаю, что это вопрос личностный. То есть он может решаться. Сама система, прописанная в законах – она совершенно нормальная. Как только мы её начнем выполнять и как только – опять же, никакие законы не могут подвигнуть к позитиву, это ограничительные рамки, если нет доброй воли. Добрая воля должна быть, прежде всего, у губернатора, и вот здесь вопрос выбора жителей, да. Наверное, будут в следующий раз аккуратнее, и смотреть не просто на красивую картинку, а еще на то, что человек реально сделал, и пытаться расшифровать его реальные намерения. Вот самое главное, мне кажется. Я считаю, что новый состав Закса надо избирать, который должен губернатора отправить в отставку. 16-ю голосами это можно сделать. Если он доживет до этого времени сам. Вот это мое мнение как севастопольца. Это легитимный способ губернатора отправить в отставку.

Одновременно надо думать над тем, а кто же у нас может быть нормальным, наконец, управителем города. У гипотетического губернатора первое качество должно быть – его на самом деле должен беспокоить город. У него должно быть свое видение и большое желание, очень большое желание здесь на самом деле сделать серьезные, хорошие изменения. Не декларированные, для публики, а на самом деле другие, а вот его, ну может, меньше декларировать, но у него внутреннее должно быть такое желание. Это первое. А второе – конечно, у него должно быть достаточно навыков, чтобы реализовать такие желания. Потому что, если представить себе человека, который искренне чего-то хочет и вообще не понимает, как это сделать, он все равно нас очень скоро разочарует. Потому что провалы начнутся по всем направлениям, это очень сложная система управления. Очень сложная. Я имею ввиду, особенно сейчас, после вот этих, усугубленная, во-первых, позитивными ожиданиями, естественно позитивными ожиданиями14-го года, что произойдет какой-то перелом радикальный в качестве управления. И плюс еще двумя администрациями, которые, сегодня люди будут в штыки воспринимать уже почти всё. Так что нового губернатора простая жизнь не ждет, это точно. Но я очень надеюсь, что на просторах великой страны найдется такой человек, найдутся такие люди, которые эту ношу возьмут, потому что ноша там исключительно почетная, для начала, нужно хотеть войти в историю по-хорошему. Ну, по-настоящему. По-взрослому.

Будущее есть всегда. Вопрос – я думаю, что людям нужно осознавать, что они за это будущее несут ответственность. Да, это не очень простая ответственность, и не очень очевидная. То есть, я имею ввиду, что все-таки мы общество, а общество всегда сложно. Через иерархии –там, губернатор еще кто-то. На самом деле, очень многое люди могут делать – да и делают – на местах и сами по себе. Ну, хотя, конечно, власть на очень многие процессы в городе может повлиять, и здесь нам нужно добиваться того, чтобы она стала, наконец, нормальной. Вот я считаю, что Закс у нас, в основном, нормальный. В основном. Потому что, если вы вспомните ситуацию, там, до 14-го года, ну и, во-первых, сам 14-й год, когда, я вот уже описывал эту трибуну. Вот на самом деле большинство депутатов тогдашнего Горсовета и люди оказались по разные стороны баррикад, по большому счету, все прекрасно это помнят. Сейчас такой ситуации не будет. Второе – мы помним, сколько скандалов возникало в связи с депутатским корпусом. Этот там землю себе там получил, этот то-то, просто основная масса скандалов шла оттуда, с Ленина, из Горкома. А сейчас же этого нет, правда? Ну, мы там один услышали, про специалиста по мусору, и всё. В этом плане, наверное, такой должен быть состав депутатского корпуса. Конечно, там невменяемых людей быть не должно, которые странно себя ведут. В общем, немногое осталось доработать, но, может быть, выбор 19-го года нас в этом направлении подвигнут. Хотя, может, и наоборот. Что будет совсем печально, если мы сделаем шаг назад и опять получим вот такое конъюнктурное Законодательное собрание, каковым оно было до 14-го года. А вот с точки зрения исполнительной власти, конечно, нужен вменяемый, квалифицированный человек. Очень нужен городу.

Комментарии
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти через одну из социальных сетей:
Или войдите, используя e-mail:
Другие материалы об этом
На Крым надвигается шторм
24.05.2019, 16:31
Штормовое предупреждение объявлено Главным управлением МЧС России по Республике Крым.
Севастопольцы заплатят 161 миллион за бездеятельность Овсянникова
24.05.2019, 16:27
Севастополь оштрафован за срыв программы развития
В Севастополе нет потерянных детей
24.05.2019, 16:02
В канун Международного дня пропавших детей следователи и криминалисты дают рекомендации родителям и педагогам.
В Севастополе выберут лучший ансамбль песни и пляски
24.05.2019, 16:02
С 24 по 29 мая в городе впервые пройдёт VI Всеармейский смотр-конкурс ансамблей песни и пляски Вооруженных Сил Российской Федерации «Словом и делом»
Севастопольские школьники сдали первый обязательный госэкзамен
24.05.2019, 15:11
Государственную итоговую аттестацию открывает английский язык
Центральный севастопольский пляж второй год утопает в мусоре
24.05.2019, 14:48
Реальных действий по благоустройству пляжа его оператором и властями города не предпринимаются