Итоги 2021 года в Севастополе: «Херсонес Таврический»

06.01.2022, 15:45

«Севинформбюро» подводит итоги минувшего года и рассказывает обо всех важных событиях, произошедших за 12 месяцев в разных сферах жизни города. Сегодня поговорим о теме, которая громко звучала в 2021 году и была настолько богата на события, что заслуживает отдельного выпуска – судьба Херсонеса Таврического.

О дальнейшей судьбе и путях развития одного из главных символов Севастополя дискуссий в этом году было больше, чем когда-либо. С государственным историко-археологическим музеем-заповедником было связано и два затянувшихся на несколько месяцев судебных разбирательства, и борьба местных жителей за право купаться и отдыхать на диком пляже античного полиса, и даже попытки преобразить и «модернизировать» вид самого комплекса деревянными дорожками и модульными сценами. Всё это было частью основной идеи, которую продвигает фонд «Моя история» – создание историко-археологического парка, наполненного зданиями самой разной направленности.

Резонанс вызывали сразу несколько тем, о каждой из которых хотелось бы поговорить в отдельности.

В конце зимы в Севастополе начала формироваться новая достопримечательность: Мусорная Хора Херсонеса. Рекордная свалка отходов – площадью более 30 гектаров – раскинулась на Камышовом шоссе, в районе строящихся КОС «Южные». История не нова, строительный и прочий мусор копился здесь на протяжении многих лет. Когда ситуация достигла критической точки – экологи и местные активисты забили тревогу: они были не готовы и дальше мириться с подобным положением дел.

НИКОЛАЙ ИВАНОВ, руководитель севастопольской общественной организации «Эко-клуб»: «Отходы строительного сноса, резинотехнические изделия, бытовые отходы, отходы сантехнические. Есть даже опасные отходы в виде люминесцентных ламп. Кровати, шкафы».

На переговоры с взволнованными общественниками отправились представители Севприроднадзора и музея-заповедника «Херсонес Таврический», на территории которого возникали одна свалка за другой.

АЛЬБИНА ТИЩЕНКО, руководитель пресс-службы музея-заповедника «Херсонес Таврический»: «Проблема замусоривания территории наших участков – это наша боль и наша большая ответственность. Несколько десятилетий, коллеги говорят, что со времён Советского Союза, здесь образовывалась несанкционированная свалка строительного и бытового мусора. Конечно же, решить её в одночасье – невозможно».

По словам представителей музея-заповедника, проблему замусоривания Хоры Херсонеса обсуждали на самом высоком уровне – о ситуации докладывали Президенту страны Владимиру Путину. Главой государства были даны поручения по уборке территории, что, по идее, должно было закрыть вопрос. Правда встреча эта произошла ещё в 2019-м – и с тех пор каких-то реальных действий так и не последовало. Севприроднадзор со своей стороны, заявлял о том, что держит ситуацию на контроле. Фактически это выражалось в попытках найти «виноватых» в накоплении отходов.

ВАДИМ ПИСЛЯК, заместитель директора Департамента природных ресурсов и экологии Правительства Севастополя: «Мы работали по данной территории. Да, и вот сейчас то же самое продолжаем – непосредственно работать, то есть у нас административное расследование. Сейчас по результатам будем смотреть и устанавливать – кого, какая вина. Соответственно, после этого будет приниматься решение о том, кого привлекать и в какой степени ответственности».

Сотрудники музея-заповедника «Херсонес Таврический» тогда пообещали принять меры для ликвидации незаконной свалки на территории древнейшей Хоры. Но спустя почти год, кардинально ситуация не поменялась – местные жители по-прежнему наблюдают заваленные железобетоном и строительным мусором земли историко-культурного значения.

Первые звоночки о возможных «преображениях» в Херсонесе Таврическом появились весной. Городская общественность была шокирована внезапным предложением осовременить Туманный колокол. Согласно проекту, который представил Фонд поддержки гуманитарных наук «Моя история», памятник намеревались приспособить к условиям XXI века.

Сам колокол собирались демонтировать, почистить и повесить на новую балку, покрашенную, цитата, «атмосферной краской». Конструкцию планировалось модернизировать и добавить механизм автоматического приведения в движение языка колокола. Исходя из концепции, демонтировались и древние ступени. Под смотровой площадкой появились бы новые стены, а внутри устроили так называемый «Музей Туманного колокола». В него, согласно документации, вела бы дверь со стеклопакетом.

Примечательно, что работу по проектированию столь значимого для Севастополя объекта доверили компании «Экспо Сервис Профи», в списке видов деятельности которой – 26 пунктов, в том числе оптовая торговля компьютерами, офисным оборудованием, деятельность по уборке зданий. А в качестве основного направления значатся столярные и плотничные работы. Проект попытались «продать» участникам научно-методического совета при Севнаследии. Причём встречу старались скрыть от средств массовой информации, а когда съёмочной группе телеканала «НТС», удалось все-таки попасть на это мероприятие, её попытались выгнать из зала.

С тем, что сам колокол нуждается в оперативной реставрации, никто из научно-методического совета при Севнаследии спорить не стал – этот факт всем кажется очевидным. Куда больше вопросов вызвала вторая часть выступления представителя фонда, где речь зашла о благоустройстве прилегающей территории. Особенно, в части установки двери из стеклопакета перед входом в музей Туманного колокола.

«Это как представить в торговых комплексах – мы видим абсолютно прозрачную витрину из стекла. Из толстого, закалённого стекла вандалостойкого. И не видим систему крепления. Это сделано для того, чтобы в случае, если внутри будет размещаться такая экспозиция – то посетители могли через стекло увидеть её там».

По сути, представленный проект не имел ничего общего с реалиями «Херсонеса Таврического». Все предложенные масштабные работы в лучшем случае были малореализуемы. Для освещения потребовалось бы проводить коммуникации, а наложенные на территорию из-за особого статуса ограничения, едва ли позволяют так обустроить смотровую площадку.

ГРИГОРИЙ ДОНЕЦ, председатель научно-методического экспертного совета при Управлении охраны объектов культурного наследия: «Проведение земляных, строительных, мелиоративных или иных работ за исключением работ по сохранению объектов культурного наследия или его отдельных элементов. Это всё в документе Севнаследия написано. А у вас, в вашей проектной документации, это всё упущено. Я вас недаром по территории спросил».

Отдельного внимания тогда заслужил намеренно или случайно упущенный авторами проекта факт – предметом охраны объекта культурного наследия является лишь колокол, но не прилегающая к нему территория. А значит, был риск, что работы будут вести обычные строители, и своими попытками «благоустроить» территорию уничтожат первоначальный облик одного из главных символов Севастополя.

«К этим двум опорам можно применить не реставрационные методы, а просто осуществить их ремонт. Вы правильно подчеркнули. Здесь мы осуществим ремонт, а здесь реставрацию. Колокол отправим в реставрационные мастерские, а сюда мы пришлем строителей».

По итогам встречи, представителю фонда «Моя История» Александру Галкину предложили сперва лучше ознакомиться с общим эстетическим видом античного Херсонеса, прежде чем выносить подобные предложения на обсуждения.

ГРИГОРИЙ ДОНЕЦ, председатель научно-методического экспертного совета при Управлении охраны объектов культурного наследия: «Пройдите, остатки того, что не застроено, посмотрите, вникните и сделайте проект территории, который соответствовал бы тому Херсонесу, который здесь все люди понимают».

Абсолютным большинством голосов собравшиеся высказались против представленной концепции. Севастопольцы не допустили попытку превращения памятника истории в «модернизированный арт-объект».

К лету станет очевидно, что попытка осовременить Туманный колокол «Херсонеса Таврического» – не самая главная угроза, нависшая над Античным полисом в 2021-м году. 11 мая в районе 12-й и 13-й береговых батарей начались по-настоящему глобальные работы, которые с севастопольцами не обсуждали. Территорию объектов культурного наследия начали спешно огораживать забором. Тогда ещё никто не знал о том, что это – первые шаги по созданию историко-культурного кластера, который в последствие горожане будут именовать «Новым Херсонесом». Информацией о происходящем ни рабочие, ни охранявшие их люди в военной форме делиться не спешили и требовали прекратить съёмку.

«- Снимать нельзя, военный объект или что у нас тут?
- Все вопросы в пресс-службу Министерства обороны.
- А вы кто? Представьтесь, пожалуйста.
- Мы строители – Управление имуществом и специальными проектами Министерства обороны.
- А имя и фамилия?
- Александр Пынзяк. А вы кто?
- Телеканал НТС».

На диалог рабочие и военные не шли, узнать подробности происходящего предлагали у министра обороны.

«- А вы кто? Представьтесь, пожалуйста.
- Неважно.
- Что значит неважно? Вы представитель Министерства обороны?
- Нет.
- Нет? А почему у вас форма?
- Вы находитесь не на границе, вы зашли сейчас на территорию Министерства обороны.
- То есть вы не представитель Министерства обороны, верно?
- Ребята, что вы от нас хотите?
- Мы хотим узнать, что здесь происходит, что здесь строится.
- Дача.
- Дача чья? Ваша?
- Все вопросы к Министерству обороны.
- Информацию доведут до всех, что вы переживаете.
- Мы не переживаем.
- К Шойгу обратитесь, позвоните. Он вам всё расскажет».

Севнаследие тогда сообщало, что ни о каких строительных работах ведомство никто не уведомлял. Напрямую общаться с журналистами телеканала, в Управлении охраны объектов культурного наследия не стали. Ответить на вопрос, кто и какие работы ведёт на огороженной и охраняемой территории вблизи музея-заповедника «Херсонес Таврический», не смогли и представители службы безопасности учреждения.

В условиях секретности одна часть рабочих заливала бетонные основания для установки забора, другая – ровняла грунт на территории памятника. На стройку то и дело проезжали гружёные землёй КамАЗы. Последствия такой грубой работы на территории объекта культурного наследия очевидны – прямо на земле были разбросаны обломки древней керамики. Грунт перемещался самым варварским способом.

«Это X век – ручка, а это дно кувшина. Это VIII-IX век, это тоже. Это первых веков нашей эры. И тут кругом эта вся керамика разбросана. Разворошили культурный слой экскаватором. Никаких археологов тут не было».

Ясность в ситуацию 12 мая внёс губернатор Севастополя Михаил Развожаев. Он заявил, что около музея-заповедника появится новый историко-археологический парк. По словам градоначальника, о подобной инициативе все знают уже несколько лет – проект обсуждался с Президентом страны ещё в 2015 году.

МИХАИЛ РАЗВОЖАЕВ, губернатор Севастополя: «Помните, была такая встреча, когда общественники, ученые Севастополя встречались с президентом. Тогда было дано поручение проработать концепцию современного историко-археологического парка, который даст новые выставочные площади прежде всего музею Херсонеса, потому что там выставочных площадей категорически не хватает. На территории объекта ЮНЕСКО, естественно, никакого капитального строительства вестись не может. И никаких там выставочных залов не появится».

Как выяснится позже – реализация проекта захватит огромные территории, в основном – Министерства обороны, а помимо выставочных залов на территории Южного пригорода Херсонеса захотят возвести и туристический центр размещения, и ремесленные мастерские, и кафе с сувенирными лавками, и даже филиал «Артека».

Первыми все прелести приближающихся новаций почувствовали на себе жители домов №21 и №23 по улице Древней. В начале июля в их двор стали ежедневно наведываться сотрудники ГБУ «Парки и скверы». Тихий быт жителей уютного района то и дело нарушал рёв болгарки.

КАРОЛИНА ШАПОВАЛОВА, жительница дома №23 по улице Древней: «Самое главное, что работы ведутся не только по уборке, демонтажу ограждения, они ведутся и по зелёным насаждениям… У меня под окнами (в метре!) все мои зелёные насаждения, изгородь живая, которая росла там не один год, вчера была убрана болгарками… Для меня было удивлением, когда директор департамента, наш Горлов, говорит, что мои три цветка помешали бы въезду специализированной техники в жилое помещение! Сегодня с другой стороны дома убрали много с детской площадки и в данный момент убирают виноград, который рос здесь лет 15… Ходят по нему, топчут».

А накануне в собственников квартир посещал представитель Фонда «Моя история» – организации, ведущей строительство у стен музея-заповедника «Херсонес Таврический» в непосредственной близости от домов №21 и 23 по улице Древней, на территории Минобороны.

«- К нам уже приходил представитель фонда «Моя история» и предлагал выкупить квартиры. Две тысячи…, двадцать…
- Двести!
- Двести тысяч за квадратный метр. Но! Потом люди к нему подходили, он сказал: если 50% согласится – да, мы будем выкупать, по одной квартире мы не будем выкупать. Идёт вот такая осада.
- Он документы показал?
- Ничего не показал! Пришёл товарищ в шортах, в кроссовках (но, правда, в носочках), сказал, что он Руслан, представитель фонда «Моя история»…
- Это мы из него потом вытянули.
- А если вы не согласитесь?
- Вот это и происходит. Нам кажется: рейдерский захват нашего дома, нашей территории».

На сторону жителей тогда встал губернатор Михаил Развожаев. Градоначальник подтвердил, что одним из рассматриваемых вариантов проекта планировки историко-археологического парка у стен музея-заповедника «Херсонес Таврический» действительно предполагалось изъятие домов под расширение проезжей части. Но хронологическую близость визита представителей фонда «Моя История» и снос ограждений губернатор посчитал случайной.

МИХАИЛ РАЗВОЖАЕВ, губернатор Севастополя: «Могу лично гарантировать: если жители этих домов там хотят остаться и жить – никто их оттуда убирать не будет. Можно всегда изменить проект. Оставить эти дома и вписать их в реализацию имеющегося проекта».

Параллельно со всем этим севастопольцы следили за двумя судебными разбирательствами. Одно из них на данный момент завершено в апелляции – иск реставратора Анатолия Туманова к «Херсонесу Таврическому» остался без удовлетворения. Специалист требовал демонтировать современное сооружение у башни Зенона, которое, по его мнению, установлено незаконно. Анатолий Туманов считает, что данное строение нарушает аутентичность Херсонеса и «уничтожает» древнейшую дорогу, которой когда-то пользовались херсонеситы. 17 мая Гагаринский районный суд отказал Анатолию Туманову в удовлетворении иска. Севастополец подал апелляционную жалобу. Однако в городском суде, заслушав позиции сторон, поддержали существующее решение.

«Решение Гагаринского районного суда города Севастополя от 17 мая 2021 года оставить без изменения. Редакционное определение вступает в законную силу со дня его принятия. Всего доброго. До свидания».

А вот Андрей Маслов выступает в спорах с «Херсонесом» в качестве ответчика. Ещё в декабре прошлого года представители истца – директора музея-заповедника Елены Морозовой – пытались доказать, что в одном из постов в социальной сети Facebook севастопольский режиссёр не просто дал критическую оценку нынешнему вектору развития учреждения, но и лично оскорбил его руководителя. В сообщении была отсылка к известной картине Василия Сурикова «Боярыня Морозова».

Этот суд Андрей Маслов выиграл, как и апелляцию. Но позже вынужден был заплатить 15 тысяч рублей одному из юридических представителей директора музея-заповедника «Херсонес Таврический» Богдану Нижегородову. Андрей Маслов опубликовал данные присланной ему доверенности в рамках рассмотрения предыдущего дела «О защите чести и достоинства» директора музея-заповедника «Херсонес Таврический».

НИКОЛАЙ СКРЕБЕЦ, представитель ответчика: «Андрей Николаевич признал, что формально имела место публикация данных в течение получаса. Потом он убрал эту публикацию. Но этого оказалось достаточно, чтобы возбудить этот процесс».

Эту сумму для Андрея Маслова собирали всем городом буквально «по копеечке». Наши коллеги из интернет-портала ForPost организовали приём мелочи для выплаты «пострадавшему» юристу «Херсонеса». Сам музей и его руководитель не оставили попытки добиться большего наказания для Андрея Маслова, подав ещё один иск. Его рассмотрение продолжается.

Вообще летом территория бывшего автобата Черноморского флота превратится в одну большую траншею. Копать землю начнут и лопатами, и ковшами экскаваторов. Все эти варварские действия будут производиться на участке, где всего год назад археологи Российской академии наук выявили постройки эллинистического и римского периодов. Небрежно сваленный отсюда грунт на ещё одном закрытом объекте Министерства обороны, местном филиале парка «Патриот», будет изобиловать античной керамикой и древними монетами.

«О, монетка!»

АНАТОЛИЙ ТУМАНОВ, реставратор первой категории памятников каменного зодчества: «Каждая находка может давать историку определённую информацию. Поэтому о ценности, как материальной я не говорю. Здесь ценность именно в предоставлении исторических сведений, потому что по такому кусочку керамики можно определить, какого периода этот кусочек, когда и где он был сделан. По монете вообще точно можно определить, какого это периода».

Позже выяснится – даже сам держатель открытого листа, де-факто, одно из главных лиц на археологическом раскопе, не знает кто дал команду использовать экскаваторы для разрытия грунта. Интервью у ведущего научного сотрудника Института истории материальной культуры РАН Юрия Виноградова нам удалось взять 17 июня.

ЮРИЙ ВИНОГРАДОВ, ведущий научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН: «К сожалению, я не могу определенно ответить. Я не в курсе, я не знаю, простите. Я не знаю, кто в данном случае принимал данное решение. По большому счёту, это нормальная практика проведения такого рода экспедиций, повсеместная».

В 2020 году учёные Института археологии Российской академии наук разработали на территории южного пригорода Херсонеса Таврического далеко не один шурф. Всего их было сделано 47 – до пяти метров в глубину, площадь одного из них была 76 квадратных метров, а у большинства других – 25. Тогда археологи определили, что на территории бывшего автобата находится не современный, а античный мусорный слой. Иными словами – Древнегреческая свалка. Однако сам Юрий Виноградов придерживался абсолютно иной точки зрения.

ЮРИЙ ВИНОГРАДОВ, ведущий научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН: «Этот насыпной грунт отличается в западной части от восточной. Западная часть – это какая-то помойка. Здесь чёрный, жирный, местами вонючий слой. Помойка, которая насыщена современным материалом.

Напомним, что в ходе экспедиции 2020-го сотрудники Института археологии РАН сделали удивительные находки, обследовав всего лишь 600 квадратных метров территории, общая площадь которой составляет более 13 гектаров. В результате работ было открыто 7 погребальных сооружений, 5 производственных комплексов, 4 жилых комплекса, фрагменты 3 стен, выполнявших фортификационные функции. А уже спустя год на участках, рекомендованных к сохранению специалистами Российской академии наук, вовсю начала «хозяйствовать» тяжёлая строительная техника, слой за слоем снимая землю.

Постоянно нарастающая социальная напряжённость, связанная с отсутствием какой-либо информации о ходе археологических работ, вынудила фонд «Моя история» провести брифинг с участниками раскопок. Встречу с прессой организовали 29 июня – о последних открытиях журналистам рассказали сотрудники Института истории материальной культуры, Севастопольского государственного университета и руководство музея-заповедника «Херсонес Таврический». Сам фонд в дискуссии не участвовал. Уже после выяснится, что практически все участники пресс-конференции по совместительству являются сотрудниками Института истории материальной культуры, что позволяет несколько иначе взглянуть на заявления о «привлечении специалистов из различных престижных научных учреждений страны».

Лишь в конце июня севастопольцы смогли узнать, что заказчик работ – Министерство обороны, а выемка грунта и вывоз его на свалку осуществляется без ордера на проведение земляных работ. Впрочем, по заявлениям археологов – он им и не нужен.

НАТАЛЬЯ СОЛОВЬЁВА, заместитель директора Института истории материальной культуры РАН: «Принимали решение о применении строительной техники при ведении археологических раскопок – это была Российская академия наук совместно с Министерством культуры Российской Федерации. Это прописано в 73-м Федеральном законе. Техногенный слой снимается с помощью техники, потому что даже с экономической точки зрения лопатой разбивать асфальт долго и дорого».

Ранее при описании хода земляных работ, начальник археологической экспедиции Сергей Соловьёв неоднократно говорил, что специалистам приходится работать именно с техногенным слоем, не представляющим археологического интереса. На пресс-конференции выяснится – такого термина в принципе не существует. Это жаргонизм. А техногенный слой на поверку всё же оказывается культурным.

ВИКТОР МЫЦ, ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа, старший сотрудник ИИМК РАН: «Сейчас же, когда мы начали открывать памятник, с соблюдением пробок и так далее – для нас открылась несколько иная картина. Не говорю, что всё, что мы говорили раньше, себя не оправдало. Нет. В настоящее время выявлен огромный пласт, который был создан искусственно из перемещенного культурного слоя, появления которого существует две версии».

Отметим, что общая стоимость раскопок в Южном пригороде Херсонеса составила 52 миллиона 621 тысячу рублей – напрямую в открытом доступе эта цифра не озвучивалась, вывод можно сделать исходя из данных, размещённых на сайте Госзакупок. Почти на два месяца после этого археологи уйдут в «режим тишины», продолжая вывозить грунт с монетами и черепками керамики с территории античного полиса. Попутно, также без какой-либо огласки строители начинают рыть котлован – вывод напрашивается, исходя из сопоставления места проведения работ с представленной схемой будущего комплекса «Нового Херсонеса».

Ознакомиться с ней подробно удалось благодаря августовской встрече, посвящённой обсуждению проекта историко-археологического парка. С самого начала презентации Михаил Развожаев и Тихон Шевкунов акцентировали внимание, что музею-заповеднику «Херсонес Таврический» очень тесно на имеющихся площадях. Сопровождались эти замечания анонсированием новых объектов комплекса – квартала-реконструкции древнего города и Международного археологического центра. На территории нового парка также хотят построить Музей Крыма. Немалую площадь, 14 тысяч квадратных метров, отвели под Паломнический и туристический центры. Будет и музей, в котором, цитата: «можно будет узнать, что такое христианство». Площадь объекта озвучить не решились. Планируют ли вообще обсудить подобные «Наполеоновские» планы с общественностью – этот вопрос стал для севастопольцев одним из ключевых. Чёткого ответа получить тогда не удалось.

СЕРГЕЙ ПАРОНДЖАНОВ, начальник Центра Управления спецпроектов Министерства обороны Российской Федерации:

«- У нас территории, которые сейчас есть, для одной территории нам нужно менять ДПТ, это вот то, что связано с вашим вопросом, эту работу мы планируем после археологических исследований. По нашим срокам мы надеемся сделать это до конца года. И по итогам этой работы будут проведены общественные обсуждения?

- Общественные обсуждения будут, когда у нас будет ДПТ. К концу года»

ВЛАДИМИР МЕДИНСКИЙ, советник Президента Российской Федерации, «Если бы все проекты сохранения культурного наследия и развития исторических территорий получали бы хотя бы 10% такого внимания учёных, той заботы и тщательности, с которой реализуется данный проект – у нас была бы другая планета. Здесь реализуется самый безупречный проект с научной точки зрения».

А на церемонии закладки камня историко-археологического парка будущего экс-министр культуры России и вовсе заявил, что только Помпеям повезло больше, чем Херсонесу.

«То, что планируется сегодня – беспрецедентный проект. Я даже не знаю, с чем его сравнить. С Помпеями? Ну им повезло. У них всё сохранилось, их засыпало. А мы – восстанавливаем».

В «езупречности» проекта с научной точки зрения усомнились люди, которые многие годы посвятили сохранению историко-культурного наследия Севастополя. На презентации были сделаны заявления, не соответствующие действительности. Сотрудница Института истории материальной культуры РАН Наталья Соловьёва говорила о необходимости за далеко не малые суммы установить границы и определить предмет охраны 12-й и 13-й береговых батарей, которые имеют статус ОКН. По факту все эти работы были сделаны ещё в конце зимы 2020-го.

ГРИГОРИЙ ДОНЕЦ, председатель общественной организации по сохранению объектов культурного наследия «Морской форт»: «Я представил редакции НТС все документы, я хочу подчеркнуть – все. Правоустанавливающие документы, по которым видно, что территория отведена объекту культурного наследия регионального значения. Предмет охраны имеется. Акт государственной историко-культурной экспертизы – имеется. Договор о передачи в оперативное управление этого объекта музею-заповеднику «Херсонес Таврический» – имеется».

В своё время журналистам телеканала НТС удалось выяснить, что Институт истории материальной культуры РАН купил за семь с лишним миллионов рублей у Архитектурно-конструкторского бюро «ПетроГрадПроект» услуги по корректировке границ и предмета охраны 12-й и 13-й батарей, расположенных в зоне территориальных интересов будущего археологического парка.

ГРИГОРИЙ ДОНЕЦ, председатель общественной организации по сохранению объектов культурного наследия «Морской форт»: «Для меня нонсенс – что значит изменять границы территории объектов культурного наследия, которые установлены за государственные деньги актом государственной историко-культурной экспертизы в 2020-м году. Менее года назад. Были уплачены деньги, определён состав объектов, утверждены границы приказом Севнаследия, и сейчас опять уточнять?».

22 сентября Фундамент под «Новый Херсонес» заливают в «коммерческой тайне» от севастопольцев

Уже к началу осени за высокими заборами на огороженном участке рядом с домом №14-А по улице Надежды Островской подрядчики «Нового Херсонеса» наглядно показали всему Севастополю, что сроки сдачи для них приоритетнее разрешительной документации. Ранее разрытый котлован уже был залит железобетоном и стал фундаментом будущего филиала «Артека». Рядом экскаваторы готовили участок под ещё одно здание, также указанное на общественном плане. Сам забор не имел ни информационного щита, ни какой-либо другой информации о происходящем по ту сторону ограды.

А к концу сентября строительство «Нового Херсонеса» вышло на новый уровень секретности. Данные о работах оказались под грифом «для служебного пользования» и более того – «коммерческой тайны». То есть, ни прессе, ни севастопольцам узнать что-то конкретное о стройке теперь не представляется возможным.

ВЯЧЕСЛАВ ГОРЕЛОВ, депутат Законодательного собрания Севастополя: «По сути, сделано всё возможное, чтобы депутатов, журналистов, общественников и просто население города оставить без какой-либо информации, которая связана с проектом. Это выученные уроки. Теперь, фактически на основании тех документов, что имеют в ДСП [для служебного пользования – прим.ред.] и которые имеют статус коммерческой тайны, ни депутаты, ни журналисты, ни общественники не имеют возможности получить какую-либо информацию о том, что происходит за стенами этого строительного забора». 

Пока общественность не прекращала попытки разобраться: кто и на каком основании ведёт строительные работы без разрешительных документов, под удар попал ещё один участок, имеющий не только историко-культурную, но и экологическую ценность для города. В конце октября ради строительства очередного здания комплекса, на этот раз – Музея Христианства, было дано разрешение на вырубку 78 растений на территории бывшей Школы водолазов (при изначальном запросе снести 167 зеленых насаждений).

После – и сами постройки времён начала XX века пали под натиском тяжёлой техники. 

ВЯЧЕСЛАВ ГОРЕЛОВ, депутат Законодательного собрания Севастополя: «Речь идёт не просто о некоторых зданиях. Речь идёт об уникальном комплексе зданий, которые были построены в 1908-1912 гг. Эти здания во время Великой Отечественной войны были разрушены, но к 1957 году они были восстановлены, за исключением гауптвахты. То есть по сути дела речь идёт не о каком-то здании, речь идёт о комплексе зданий, которые являют собой пример того, как в Российской империи выстраивались комплексы, принадлежащие военно-инженерному ведомству».

Проведение подобных варварских работ на фоне отсутствия хоть какого-то согласования своих действий с жителями Вячеслав Горелов посчитал вызывающими недоумение.

ВЯЧЕСЛАВ ГОРЕЛОВ, депутат Законодательного собрания Севастополя: «Поэтому я с большим таким напрягом отношусь к тому, что говорят нам. С большим таким сомнением отношусь к тому, о чём нам говорят, когда говорят о том, что мы сейчас в декабре, или в январе будущего года покажем севастопольцам новый проект. Мы будем его согласовывать с горожанами. Послушайте, если вы уже приступили к разрушению зданий, которые имеют такую историческую ценность. Зданий, который имеют вековую историю, то, что вы собираетесь показывать севастопольцам?»

Многое можно было бы прояснить, пообщавшись с кураторами стройки. В начале декабря объект инспектировал заместитель министра обороны России Тимур Иванов.

К сожалению, телеканал НТС, который внимательно следит за застройкой Южного пригорода Херсонеса Таврического, не смог задать ряд вопросов, т.к. общение с прессой началось раньше заявленного времени. В частности, где можно найти полноценный проект, согласования, разрешения и выводы государственной экспертизы? Проводилась ли геологическая разведка, ведь во время работы тяжелой техники в траншеях появилась вода – как рассказывают жители близлежащих домов, на старых картах в этих местах обозначалась подземная река. 

Также журналисты «Независимого телевидения Севастополя» рассчитывали получить ответ на вопрос: почему Музей христианства планируется разместить на месте мемориально-парковой зоны, которая де-факто сложилась на территории школы водолазов, что повлечёт вырубку почти двух тысяч здоровых многолетних деревьев? Местными жителями уже были зафиксированы факты вывоза ночью выкорчеванных кипарисов и кедров. Но даже среди весьма рафинированных ответов удалось выяснить вот что: оказывается, все общественные обсуждения проекта планировки территории будущего парка уже подходят к концу.  

МИХАИЛ РАЗВОЖАЕВ, губернатор Севастополя: «Всё необходимое, как и говорили, всё, что позволит, соответственно, уже приступить непосредственно к работам. Меж тем, уже вот первая часть проекта образовательная посвящена у нас школе искусств и спальному корпусу филиала «Артек», детскому центру «Корсунь»  они уже в стройке. Мы видим, что школа уже вышла на первый этаж и идёт очень большими темпами. Это подарок фонда городу, это будет дополнительное образование. Здесь будут заниматься севастопольские ребятишки. Школа рассчитана на 500 одновременно занимающихся ребят».

Военные строители же бодро рапортовали об ударных темпах. Уже к концу января будут завершены монолитные работы, начнётся отделка помещений и монтаж оборудования. Уже в августе начнётся процесс лицензирования объектов. К новому учебному году школа будет открыта.

ТИМУР ИВАНОВ, заместитель министра обороны Российской Федерации: «Мы понимаем всю историческую значимость всей территории. Было решение о передислокации наших военных подразделений. В этом году мы освобождаем крайнюю часть, которая передаётся непосредственно в стройку. Продолжаются археологические работы, продолжается работа, направленная на сохранность исторических деревьев, которые расположены на территории указанного земельного участка. Также мы планируем после завершения высадить около 400 деревьев, чтобы это была максимально зелёная точка и зелёный район в центре города».

Апофеозом происходящего стала заключительная в 2021 году встреча археологов с журналистами. На ней прессе предложили обсудить только лишь обнаруженные находки и их значимость. Организаторы заранее предупредили, что не будут отвечать на другие вопросы. Осознавая контекст, слова директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского, сказанные им в начале встречи, воспринимаются совершенно иначе.

МИХАИЛ ПИОТРОВСКИЙ, директор Государственного Эрмитажа: «Идёт большой… ну, не эксперимент, но мы давно на людях не испытывали большие археологические раскопки и большие стройки вокруг археологических раскопок. В городе возникают одновременно и раскапывание вещей, и должно быть это всё законсервировано, и строится археологический парк».

Таким этот год запомнился телеканалу «НТС» в сфере жизни и развития «Херсонеса Таврического». Мы желаем вам в грядущем, 2022-м как можно больше приятных информационных поводов и радостных событий, а также крепкого здоровья. С Новым Годом!


2022-01-06T15:45:00
Итоги 2021 года в Севастополе: «Херсонес Таврический»
Итоги 2021 года в Севастополе: «Херсонес Таврический»
Комментарии
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти через одну из социальных сетей:
Или войдите, используя e-mail:
Другие материалы об этом
Во главе Героической обороны: 120-летний юбилей Петра Моргунова
25.01.2022, 19:13
Руководитель береговой обороны главной базы ЧФ, он отдал почти 3 десятка лет своей жизни нашему городу, разделил с Севастополем самые трагические месяцы его истории – с осени 1941 по лето 1942 года
В Ялте снова под угрозой сноса дореволюционная усадьба
25.01.2022, 18:14
История борьбы за это историческое здание началось ещё в феврале 2021 года
Вакцинация детей от COVID-19 стартовала в Севастополе
25.01.2022, 18:03
Первую прививку «Спутник М» дети в возрасте от 12 до 17 лет могут получить в поликлиниках четвёртой и девятой городских больниц, а также в детской поликлинике на Юмашева
Севастопольцы с улицы Ерошенко ждут окончания ремонта двора и уборки мусора
25.01.2022, 15:40
Рабочие обновили дорожное полотно и установили новые бордюры, однако оставили после себя кучи строительного мусора
Сколько севастопольцев покупает акции российских и зарубежных компаний?
25.01.2022, 15:08
Каким компаниям люди доверяют свои деньги?
Ответственный за скандальный ремонт парапетов у кинотеатра «Победа» не явился в суд
25.01.2022, 14:12
В севастопольском арбитраже он должен был выступить в качестве ответчика перед фактическим исполнителем работ – компанией «Стройальянс»